Разговаривать мыши не умеют, но трансгенные грызуны вполне способны многое рассказать о происхождении и эволюции речи. Внедрив в них один интересный человеческий ген, ученые с удивлением услышали не тонкий писк, а неожиданный баритон.
Мышиный баритон: И человеческая речь
Несмотря на все успехи генной инженерии, создать полноценно говорящую мышь вряд ли когда-нибудь удастся – разве что на экране, где возможно все

У мышей ген FOXP2 имеется и свой, но другой, «нечеловеческой» формы. Небольшие, но, видимо, важнейшие изменения в нем присутствуют только у человека. По мнению некоторых ученых, именно эти отличия делают нас единственными животными, способными к коммуникации с помощью сложного языкового аппарата вместо элементарных звуков вроде лая, мяуканья или карканья. «Мышь в качестве модели — это единственный способ узнать, что именно в «человеческой версии» FOXP2 отличает его от той, что существует, скажем, у шимпанзе», — говорит глава группы исследователей Вольфганг Энард (Wolfgang Enard).

Ген FOXP2 кодирует белок, участвующий в регуляции активности множества других генов. Ученые обратили на него особенное внимание после того, как у одной семьи из Великобритании, страдавшей серьезными наследственными нарушениями речи, была показана мутация именно в этом гене. Пытаясь разобраться в сложной функциональности гена FOXP2, исследователи и решили внедрить его в геном лабораторных мышей.

Эта работа была во многом вопросом удачливости. Изменения могли оказаться столь слабыми, что трансгенные мыши ничем бы фактически не отличались от своих «нормальных» собратьев. Или вообще человеческий FOXP2 мог «не работать» у мышей и привести просто к появлению мертвых животных. «Начиная проект, — говорит Энард, — я считал, что если что-нибудь обнаружится, то я буду просто настоящим счастливчиком». Однако трансгенные мыши выжили, и тогда ученые принялись сравнивать их с контрольной группой по сотням различных характеристик. Отличий нашлось немало, и многие из них затрагивали мозг животных и их поведение.

К примеру, нервные клетки таких мышей куда быстрее привыкали к повторяющейся стимуляции током. Это явление «длительной депрессии» нейронов играет важную роль в усвоении новых сложных физических движений. А ведь развитая речь требует как раз высоких навыков в этой области, и нарушение этого процесса, по словам Энарда, вызывает нарушения в речевой функции.

Кроме того, у мышей изменился и голос: человеческий ген FOXP2 заставил их говорить «баритоном» — конечно, по мышиным меркам. Нормальные мыши пищат на очень высоких тонах и даже в ультразвуке. Каким образом это связано с развитием речи, ученые сказать затрудняются.

По публикации New Scientist Life