Тревожные мысли посещают некоторых специалистов: вместо того, чтобы идентифицировать химические следы марсианской жизни, марсоходы могли уничтожить их полностью.

Снимок, сделанный бортовой камерой зонда Phoenix 5 июля прошлого года. Виден ковшик манипулятора, в который набран образец грунта
Следы, оставленные ковшом аппарата. С этим ковшом вообще связана целая сложная история, о которой мы рассказывали в заметке «Испарившееся доказательство»
ExoMars: ждем старта и «окончательного решения марсианского вопроса»

В 1976-м, когда марсоходы Viking не нашли на Красной планете даже следов органических веществ, надежды множества людей, считавших, что обнаружение внеземной жизни — вопрос лишь нескольких лет — рухнули. «Это разочарование, — вспоминает ученый из NASA Джефф Мур (Jeff Moore), — стало причиной тому, что спускаемые аппараты не посылались нами к Марсу целых 20 лет».

Но на самом деле, полученный зондами Viking результат не так однозначен. Если на Марсе жизни нет и никогда не было, то какая-то органика тем более должна бы существовать, занесенная сюда кометами или обломками астероидов. Ведь известно, что эти небесные странники нередко являются «разносчиками» сложных молекул, образовавшихся далеко в космосе. И даже гипотеза панспермии, утверждающая, что жизнь занесена на Землю именно таким образом, далеко не отброшена современной наукой (читайте: «На пыльных тропинках далеких комет»).

Но вернемся на Марс. Тогда некоторые ученые предположили, что органика исчезла с поверхности планеты в результате естественного химического процесса — скажем, реакции с высокоактивными неорганическими веществами, такими как пероксид водорода. Много лет спустя, уже в 2008-м, новый зонд Phoenix нашел, казалось бы, свидетельства тому: перхлораты, вещества, которые могут быть такими производными некоторых органических молекул. С этим вопрос о существовании жизни на Марсе лишь усложнился: эта находка тоже далеко не так однозначна, как хотелось бы. Вопрос о том, полезны или вредны они для (потенциальной) марсианской жизни, до конца неясен — мы разбирали его в заметке «Нестрашный яд».

Еще более сумятицы внес недавно Дуглас Минг (Douglas Ming) выступивший с докладом на конференции в Хьюстоне. Он со своей группой обратил внимание на метод — на то, каким именно образом ведут и вели поиск органических веществ марсианские зонды, подобные Phoenix и Viking. Они забирают ковшиком образец грунта и нагревают его до высоких температур, анализируя состав испарившегося вещества. Команда Дугласа Минга попробовала проделать все то же самое в лаборатории — и пришла к довольно обескураживающему результату. Нагревая смеси органических веществ и их перхлоратов, ученые анализировали состав испарившейся смеси и… не сумели обнаружить в ней никаких признаков органики.

Дело в том, что при низких температурах перхлораты (соли хлорной кислоты) низкореактивны и сравнительно безопасны. Но при нагревании до нескольких сотен градусов Цельсия они обильно выделяют мощнейший окислитель — кислород — и поэтому даже используются в составе ракетного топлива. Таким образом, при нагревании в емкости анализатора они способны моментально разложить любую органику.

«Мы искали совсем не так», — сокрушается ученый из NASA Крис МакКей (Chris McKay). Его коллега Джеффри Бада (Jeffrey Bada) соглашается с ним, что будущим миссиям требуется принципиально иная методика. Как раз Бада занимается разработкой инструмента Urey, который будет установлен на европейском марсоходе ExoMars, который должен отправиться «на работу» в 2016 г. По утверждению ученого, их прибор будет способен обнаруживать органические соединения в следовых количествах — несколько частей на триллион — и при этом, хотя также разогревает образцы, делает это в воде, не давая веществам слишком перегреться.

По публикации New Scientist Space