Время идет, а жизнь на Марсе так и не найдена. Да и отрицательный ответ по‑прежнему дать нельзя: никто по‑прежнему не может со стопроцентной уверенностью сказать, есть ли жизнь на Марсе. Но если она все-таки есть, то надо подумать и об ее сохранении.
Вторжение с Земли: Заповедник на Марсе
Если на Марсе, все-таки, есть жизнь, нам лучше всего будет увезти обратно или уничтожить отработавшие свое аппараты, чтобы они не «заразили» планету нашими микроорганизмами

С таким призывом выступила недавно международная группа ученых, которые обратили внимание на опасность того, что человеческая деятельность нанесет жизни Марса непоправимый ущерб. Этой осенью намечена конференция, на которой они обсудят, не пора ли уже сейчас вносить в марсианские миссии те элементы, которые оберегут (вероятную) жизнь Красной планеты от заражения земными организмами.

К слову, уже отработавшие свое — или продолжающие работать — марсианские миссии наверняка доставили на планету массу незваных гостей, сотни тысяч бактериальных клеток и спор. Конечно, почти все из них, которые укрылись в углах и сочленениях на внешней поверхности аппаратов, погибли под воздействием космических лучей и ультрафиолетового излучения — не только во время перелета, но и на самом Марсе, тонкая атмосфера которого не защищает от ультрафиолета.

Однако некоторые микробы, обосновавшиеся на внутренних поверхностях аппаратов, вполне способны скрыться там и благополучно пережить и перелет, и десятки тысяч лет на Марсе. А если вспомнить пример зонда Mars Polar Lander, который разбился при посадке в 1999 г., то перед нами предстает случай, при котором внутренние части аппарата, возможно, пришли в непосредственное соприкосновение с марсианским грунтом. Есть вероятность и того, что они не только выжили, но и нашли в местной почве, бедной и неприютной по земным меркам, но все-таки содержащей лед, вполне терпимые условия существования.

«Возможность сохранить Марс от соприкосновения с микрофлорой Земли — это та возможность, которую человечество уже упустило, — считает планетолог NASA Кристофер МакКей (Christopher McKay), — На Марсе уже есть «земляне», и мы знаем это со всей определенностью, как факт».

По его мнению, оказавшись на Марсе, земные микроорганизмы под действием местных условий вполне могут в какой-то момент «очнуться» от «спячки», в которой они провели перелет и первое время на Красной планете. Это может стать результатом какого-нибудь из периодических колебаний марсианской оси, что вызывает здесь существенные изменения климата (об этом мы уже писали в статье «Марс раскачался»). А с запуском зондов, которые будут бурить верхние слои марсианского грунта в поисках сокрытых ресурсов воды, возрастает вероятность и того, что микробы попадут непосредственно в эти хранилища. Условия там могут быть намного более благоприятны, чем на поверхности («Ледяные реки Марса»).

Пока что все, что может предложить международное право — это подписанное аж в 1967 г. странами ООН соглашение «избегать вредоносного заражения» небесных тел. Некоторые особые принципы освоения Марса установлены также расположенным в Париже международным Комитетом космических исследований (Committee on Space Research, COSPAR), который служит экспертным органом для ООН и вырабатывает рекомендации для работы национальных космических агентств.

Текущая политика COSPAR на этот счет устанавливает лишь верхнюю планку «загрязненности», то есть — ограничивает максимальное число микроорганизмов, допустимое на отправляющемся к Марсу аппарате. Это вполне серьезные требования: к примеру, внешний манипулятор зонда Phoenix был перед стартом стерилизован и хранился в стерильной оболочке вплоть до момента спуска на Марс.

Однако тот же Кристофер МакКей абсолютно уверен в том, что настало время менять установления COSPAR. По его словам, главный их недочет состоит в том, что они вырабатывались с целью не привнести ошибки в процесс исследования — а не с тем, чтобы защитить потенциально обитаемую планету.

Возможно, от новых правил потребуется ввести (как для некоторых соглашений, касающихся нашу планету) понятие «биологически обратимого» загрязнения — то есть, такого, эффект которого можно со временем полностью устранить. Способ этого устранения может быть каким угодно, от возвращения отработавших аппаратов на Землю до уничтожения их с тем, чтобы все возможные микроорганизмы сгорели, а все те, кто «прятался» во внутренних частях аппаратов, не избегли гибельных ультрафиолетовых лучей Солнца, которое таким образом стерилизует их Кстати, такой подход имеет довольно неожиданное следствие: людям, когда настанет пора возводить обитаемые марсианские базы, придется делать это не в затемненных кратерах, куда свет практически не достигает, а где-нибудь «в чистом поле», на открытой поверхности.

Другую точку зрения представляет планетолог Кэсси Конли (Cassie Conley), которая считает, что существующие правила, предписывающие стерилизовать все инструменты, которые могут потенциально войти в контакт с водой, действуют достаточно эффективно и полностью способны защитить марсиан от «вторжения» с Земли. Впрочем, она соглашается, что человечество продвинулось достаточно далеко в изучении и освоении Марса, и специалистам имеет смысл собраться и обсудить назревшие давно вопросы. «Мы не знаем, есть ли жизнь на Марсе, — говорит ученая, — но мы знаем, что подобное бездумное вмешательство человека погубило немало бесценных биоценозов у нас, на Земле».

На этот счет Конли напоминает о знаменитой «кроличьей проблеме» в Австралии. Завезенные колонистами для охоты в 1859 г., эти животные не имели на всем континенте естественных врагов и вскоре размножились экспоненциально, погубив массу местных видов, которые не сумели конкурировать с ними или не смогли адаптироваться к новому ареалу, который бесчисленные кролики полностью изменили.

Словом, все эти вопросы действительно пора решать, ведь под угрозой может оказаться не только Марс, но и Европа — не земной континент, а один из спутников Юпитера, на котором тоже «подозревается жизнь» и куда ученые планируют новые космические миссии. Об этом читайте: «Подогретая Европа».

По публикации New Scientist Space