Настоящий англичанин никогда не шутит, когда дело идет о столь серьезной вещи, как пари.

Азарт и всплески адреналина в крови — свойства не одних спортсменов и биржевых игроков, но также ученых и бизнесменов, работающих в высокотехнологических отраслях. Подобно Филеасу Фоггу, они готовы тратить немалые суммы, заключая пари на рекорды технического прогресса. Этот уважаемый член лондонского «Реформклуба» поспорил с коллегами на 20 тыс. фунтов, что, используя последние достижения техники — поезда и паровые корабли, объедет «вокруг земного шара не больше чем в восемьдесят дней, то есть в тысячу девятьсот двадцать часов, или в сто пятнадцать тысяч двести минут». За это его сочли поначалу сумасшедшим, однако он выиграл. Сегодня игроки американского фонда Long Bets («Долгосрочные пари») вовсю бьются об заклад на вероятность тех или иных научных и общественно значимых событий, но, в отличие от Фогга, победив, не забирают выигрыш, а направляют деньги на развитие науки и техники. Ставки не просто хранятся до назначенного времени в специальном фонде Farsight Fund, а работают на фондовом рынке, приращивая средства. Интернетсайт Long Bets, через который заключаются пари, создан на деньги основателя и руководителя крупнейшего онлайнового книжного магазина Amazon.com Джеффа Безоса.

Русские идут!

Пятое пари в списке Long Bets касается России. Президент венчурного фонда EDventure Holding Эстер Дайсон, которую называют матерью русского интернета, поставила $5тыс. на то, что к 2012 году ведущие американские газеты Wall Street Journal и New York Times назовут нашу страну «мировым лидером в разработке программного обеспечения». Ее утверждение оспаривает профессор факультета компьютерных наук Массачусетского университета (Бостон) Билл Кэмпбелл, поставивший такую же сумму. Если права окажется Дайсон, средства поступят в фонд «Евразия», спонсирующий проекты на территории России и бывших советских республик. Если же выиграет Кэмпбелл — в американский Музей компьютерной истории. При этом на сайте Long Bets по каждому пари организовано голосование. Предположение Дайсон поддержали 19% проголосовавших, а ее оппонента- 81%.

На сайте фонда надо не только высказать предсказание, которое предлагается оспорить, но и опубликовать аргументы в его подтверждение. Дайсон пишет, что Россия лидирует по числу математически талантливых людей, но их способности пока не реализованы. С развитием рынка они проявятся, и остальной мир будет обращаться к ним не столько потому, что их компании нарастят финансовую мускулатуру, а потому, что они смогут решить трудные задачи программирования. «Как инвестор и советчик нескольких молодых российских компаний, — пишет Эстер, — я делаю все возможное, чтобы этот сценарий осуществился».

Кэмпбелл, со своей стороны, считает, что лидером останутся США. По‑видимому, он считает это самоочивидным и специальной аргументации не приводит.

Машина против человека

Самое первое пари, заключенное на сайте Long Bets, посвящено проблеме, которая давно мучает ученых и фантастов: сможет ли машина письменно общаться с человеком настолько естественно, что тот не сможет понять, что она- машина.

Один из гуру информационных технологий, президент Lotus Development Corporation Митчелл Капор поставил $10 тыс. на то, что до 2029 года ни один компьютер, или «машинный разум», не сможет пройти тест Туринга. (Алан Туринг поставил в своей работе вопрос, могут ли машины думать, а суть теста заключается в том, что человек, переписывающийся в режиме в режиме реального времени с человеком и компьютером, должен определить, кто есть кто.) «Перчатку поднял» отец системы оптического распознавания текста и создатель многих «говорящих» систем (в том числе, системы для слепых, которая распознает и воспроизводит «голосом» печатные тексты) Рэй Курцвайль. В случае его победы $20 тыс. должны поступить на его фонд, предоставляющий стипендии слепым студентам. Если же прав окажется скептик Капор, деньги отправятся в основанный им фонд Electronic Frontier Foundation, отличившийся, в частности, в борьбе за свободу слова электронными СМИ.

Капор подчеркивает, что, общаясь с человеком через систему наподобие ICQ, машине будет трудно (если не невозможно) «обдурить» живого собеседника. Компьютер не сможет обсуждать вопросы искусства, науки, собственной личной жизни и общественных отношений со свойственными человеку эмоциями и творческим подходом, основанными не на книжном знаниями, а на более глубоком жизненном опыте, уверен он. Людям было свойственно метафорически уподоблять сердце насосу, а мозг- телефонной станции, им удалось научить машину играть в шахматы и доказывать геометрические теоремы, однако даже попытка скопировать функции мозга при помощи новейших технологий и заставить компьютер повторять их не сделает его «умнее меня, Митчелла Капора», объясняет он.

Курцвайль соглашается, что машине придется не просто, поскольку в отличие от человека ей придется «придумать» свою «человеческую» жизнь. При этом, Рэй уверяет, что с тестами Туринга «в узком смысле» машины уже справляются, и ссылается на Гарри Каспарова, который признал, что детище IBM Deep Blue, выигравшее у него в шахматы, было неотличимо в своих действиях от живого гроссмейстера. И способности машин растут в таких отраслях, как, к примеру, медицинская диагностика, авиадизайн или финансовый инвестиционный анализ. Таким образом, если вкратце, искусственный интеллект стоит на пороге преодоления теста Туринга, суть которого не в доказательстве наличия у машины сознания, а в проверке ее способности проявлять себя в деятельности неотличимо от человека.

А расхождения в этом вопросе посетителей и комментаторов на сайте фонда гораздо меньше, чем в вопросе о том, объявят ли главные американские газеты Россию мировым лидером программирования — всего лишь 47% («за») и 53% («против»).

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2003).