Рассекреченные документы раскрывают истину о самом известном инциденте с НЛО: ничего не было

Километры правительственных бумаг, включая и те, что содержат записи об интересующих нас событиях, содержатся на складе, где поддерживается постоянная температура и влажность воздуха
В коробках мы искали правительственные бумаги
Наше расследование не произвело эффекта разорвавшейся бомбы
«Кожа да кости» рефлектора метеорологического воздушного шара соответствуют предполагаемым частям НЛО, найденным возле места падения в Розуэлле

Зная о том, что старые документы военных часто сулят потрясающие откровения, мы с нетерпением ждали, что ждет нас в связи с публикацией рассекреченных документов о событиях, произошедших в Розуэлле. Многие десятилетия исследователи неопознанных летающих объектов (НЛО) настойчиво требовали от Национальных архивов США рассекретить информацию о «летающем диске», который предположительно разбился во время уикэнда 4 июля 1947 года. Все началось с заявления армии США, которая употребила термин «летающий диск» в пресс-релизе об авиакатастрофе, случившейся к северу от Розуэлла (Нью-Мексико). В те времена сонный городок имел только одну достопримечательность — там была расквартирована единственная в мире эскадрилья атомных бомбардировщиков. К концу уик-энда армия отреклась от первоначальной версии, заявив, что произошла ошибка. Обломки, найденные Маком Бразелем на ранчо, были объявлены просто обломками метеорологического воздушного шара. Пресса сообщила исправленную версию событий, и информационный повод был исчерпан. Но государственная бюрократия бессмертна. Будучи созданной, папка о событиях в Розуэлле стала отстойником для всевозможных материалов об НЛО. В конце концов вся подборка была перемещена в Архивный центр в городе Колледж-Парк (Мэриленд), в получасе езды от Вашингтона. И там бы она и жила, если бы не закон, который вынуждает правительство периодически пересматривать степень секретности документов.

В 1990-е годы начали подходить к концу сроки секретности многих документов периода «холодной войны». Журналисты были счастливы: часто эти автоматически рассекречиваемые документы содержали интереснейшие данные. Рассекреченные документы рассказали, например, что Комиссия по атомной энергетике США намеренно подвергала радиационному облучению местных жителей, выпуская радиацию из реакторов в Ханфорде (Вашингтон). Другие рассекреченные документы рассказали, что докторам, работавшим на федеральное правительство США, разрешалось проводить отвратительные эксперименты над женщинами, детьми и заключенными. Вдохновленные этим, исследователи НЛО думали, что у них есть все основания надеяться, что в 11 коробках рассекреченных документов найдется «бомба» не меньшей силы.

Бумажный след

Popular Mechanics (PM) это тоже интересовало. Работая с военными на протяжении ста лет, наши редакторы давно поняли, что чем бы ни занималось правительство, оно оставляет за собой бумажный след. И если что-то экстраординарное и произошло на армейском аэродроме в Розуэлле в июле 1947 года, улики неизбежно останутся в бумажных отчетах, составленных сержантами и офицерами. Именно это и служило для нас главной надеждой. Если пришельцы приземлились, солдаты, гнавшиеся за ними, неизбежно оставили бы бумажный след. Как мы и надеялись, нам удалось найти оригинальные записи. Но сначала пришлось немного покопаться в бумагах. Большая часть коробок была заполнена вырезками из газет и журналов, повествовавших о летающих тарелках, а также старыми книгами и правительственными документами, рассекреченными многие десятилетия назад. Были там и видеокассеты давно умершего стандарта Betamax, тоже об НЛО. Мы даже нашли обломки печально известного отражателя с воздушного шара,

про который фанаты НЛО говорили, что его пририсовали к фотографии спецслужбы, закрыв настоящие обломки «летающего диска». Исследователи НЛО утверждают, что настоящие обломки увезли в какое-то другое место. Затем среди мусора, в коробке №1, мы нашли то, что искали.

На первый взгляд это был незначительный документ, озаглавленный «Утренние отчеты, июль 1947 года». Фактически это был журнал, куда записывались повседневные дела на базе. Практически так же, как полицейский журнал выявит следы ограбления банка (если таковое состоялось), так и «Утренние отчеты» должны были бы дать однозначные улики необычной активности военных. Исследуя отчеты строку за строкой, мы пришли к простому выводу: в тот праздничный уик-энд в Розуэлле не случилось ровным счетом ничего необычного. В отличие от других случаев, когда происходили какие-то катастрофы, здесь нет ни следов тревоги, ни свидетельств развертывания пожарных и спасательных служб. Одной загадкой меньше.

Многие годы исследователи НЛО утверждали, что солдаты срочной службы и офицеры, занятые в спасательной операции, были переведены в разные воинские части и таким образом власти добились их молчания. И правда, людей переводили. И бумаги объясняют причину. За несколько месяцев до тех событий произошла серьезная реорганизация, в результате которой все армейские летчики стали частью ВВС США. Люди никуда не переезжали. Им просто выдали новую форму. Вот ответ и на другую загадку.

Мы покинули здание Национальных архивов со смешанными чувствами: то, что мы узнали, не давало окончательных ответов на все наши вопросы. Но, как говорится, «отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия». С этой мыслью мы решили позвонить Фрэнку Кауфману — человеку, который многие годы находился в центре розуэлльской истории.

Подделанные записи

Кауфман был не слишком здоров еще в 1997 году, когда мы брали у него интервью для статьи, приуроченной к 50-й годовщине розуэлльских событий. Имя Кауфмана, уважаемого члена розуэлльского бизнес-сообщества, неразрывно связано с этой историей с самого начала. Нас очень расстроило известие о его смерти в феврале 2001 года. Кауфману верили: в его военном билете, который он с готовностью демонстрировал журналистам и авторам книг, была запись о прохождении им службы в Розуэлле в июле 1947 года в качестве офицера военной разведки. После его смерти жена Кауфмана передала бумаги мужа исследователям НЛО. Одним из них оказался Марк Родейер, директор центра по исследованию НЛО. В конце прошлого года Родейер рассказал о своих находках в бюллетене возглавляемого им центра: «Если говорить прямо, то Фрэнк Кауфман подделал официальный документ с целью представить подложные доказательства своей военной карьеры, которые бы позволили ему утверждать, что он имел отношение к событиям в Розуэлле. Его предполагаемая работа в разведке должна была объяснить, откуда он так много знал о том, что же именно разбилось в Розуэлле и что пытались скрыть военные».

Посмертное признание

Стэнтон Фрейдман, автор нескольких книг о событиях в Розуэлле, рассказал нам, что не удивлен известием о подлоге Кауфмана. Фрейдман сообщил, что Кауфман уволился со службы в 1945 году. Он был гражданским сотрудником, клерком. Сомнения у Фрейдмана возникли в 1999 году, во время встречи с Кауфманом и несколькими другими исследователями. Он задавал Кауфману прямые вопросы относительно его рабочих взаимоотношений с майором Джесси Марселом, офицером разведки на базе в 1947 году, и с полковником Уильямом Бланхардом, командиром базы в то время. Кауфман знал, что умирает, и сделал некоторые важные признания. Он сообщил, что не приводил ни Марсела, ни Бланхарда на место катастрофы.

Несмотря на наши находки в национальных архивах и неприятную историю с Кауфманом, Фрейдман считает, что закрывать «дело Розуэлла» преждевременно. Он верит, что существуют убедительные свидетельства приземления пришельцев в Розуэлле в 1947 году, просто их еще не обнародовали. Более того, он уверен, что знает точные места хранения этих доказательств — Национальное общество наблюдения (там строят спутники-шпионы) и ЦРУ.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№8, Август 2003).