Закончилась «нобелевская неделя», самые престижные в научном мире премии распределены между достойными учеными и исследователями. Представляем лауреатов 2008 года.

Лицевая сторона всех Нобелевских медалей одинакова: с портретом основателя премии
Гаральд Цур Хаузен, Франсуаза Барре-Синусси и Люк Монтанье — и доставшаяся им вместе с денежным призом и славой медаль лауреата Нобелевской премии по медицине
Йоширо Намбу, Макото Кобаяши и Тошихиде Маскава разделили премию в области физики
Американцы Осаму Шимомура, Мартин Чалфи и Роджер Тсьен получили по трети «химического» Нобеля

Сразу ответим на самый популярный вопрос: сколько? Сумма, которая вручается по каждой из номинаций Нобелевской премии в этом году, составляет чуть больше 1 млн евро. Много это или мало — судить вам, но главное все-таки не деньги, а почет и слава, которые всегда будут окружать новоиспеченных лауреатов, вставших в один ряд с величайшими учеными XX—XXI вв.еков.

Разумеется, мы ограничимся лишь тремя номинациями премии — рассмотрение наград за достижения в области литературы, экономики и мира выходит за рамки интересов ПМ.

Медицина

0,5 суммы приза — Гаральд Цур Хаузен (Harald zur Hausen), Германия, 1936 г. р. «За открытие папилломавируса, вызывающего рак шейки матки».

По 0,25 от суммы приза — Франсуаза Барре-Синусси (Françoise Barré-Sinoussi), Франция, 1947 г. р. и Люк Монтанье (Luc Montagnier), Франция, 1932 г. р. «За исследования вируса иммунодефицита человека».

Вряд ли есть нужда сегодня кому-то объяснять, что такое СПИД и вызывающий его вирус ВИЧ. Начиная с 1981 г. от этой болезни умерло более 25 млн человек, а на сегодняшний день число носителей ее составляет еще 33 млн. И именно команда Франсуазы Барре-Синусси и Люка Монтанье, начав изучение СПИДа еще в 1980-х, впервые идентифицировала вирус, «убивающий» иммунную систему. Они выделили ретровирус, размножающийся в лимфатических узлах заболевших и на поздних стадиях проникающий в кровь. Они же описали основные свойства ВИЧ — морфологические, иммунологические, биохимические — и обнаружили основной механизм его действия: повреждение лимфатических клеток.

Их исследования оказались критически важны и для понимания механизмов функционирования ВИЧ, и для разработки глобальных методов если не борьбы с ним, то профилактики его распространения. Результаты эти спасли многие тысячи жизней и позволили создать некоторые средства противодействия этой «чуме 20-го века». И если до сих пор вирус полностью излечить невозможно, то диагноз «СПИД» уже перестал быть окончательным приговором, ведущим к быстрой смерти: сегодня такие больные при правильном лечении могут прожить десятки лет. Стоит добавить, что Барре-Синусси стала 8-й женщиной в истории, удостоенной Нобеля в этой номинации.

Вручая премию Гаральду Цур Хаузену, Нобелевский комитет отметил его настойчивость, позволившую ему пойти против существовавших в 1970-е догм и доказать, что папилломавирус связан с развитием шейки матки. Сегодня уже известно, что эта инфекция обнаруживается у 99,7% женщин, страдающих этим заболеванием. Цур Хаузену удалось совершить первый шаг — выделить инфекционный агент, вызывающий болезнь. Профессор Цур Хаузен работал и над созданием вакцин против папилломавирусов, которые сегодня используют для профилактики этой формы рака у миллионов девушек и молодых женщин по всему миру.

Физика

Половина призовой суммы — Йоширо Намбу (Yoichiro Nambu), США, 1921 г. р., «За открытие механизма спонтанного нарушения электрослабой симметрии».

По 0,25 от суммы приза — Макото Кобаяши (Makoto Kobayashi), Япония, 1944 г. р. и Тошихиде Маскава (Toshihide Maskawa), Япония, 1940 г. р. «За объяснение процесса спонтанного нарушения симметрии, предсказавшее существование, как минимум, трех семейств кварков».

Трое японцев, удостоившихся награды Шведской академии наук, занимаются самыми фундаментальными проблемами мироздания. Йоширо Намбу стал человеком, который открыл спонтанное нарушение симметрии электрослабого взаимодействия, а двое его коллег из Японии — предложили объяснение механизм этого процесса.

Если говорить кратко и простыми словами, то сегодняшние построения в теории элементарных частиц опираются на тот факт, что между фундаментальными взаимодействиями существует симметрия, то есть — они при определенных условиях переходят одно в другое. В отличие от знакомой нам по обыденному опыту симметрии, в квантовой физике симметрия иная. Здесь существуют 3 типа симметрии: С-симметрия, в рамках которой заряд частицы меняется на противоположный, а сама частица становится античастицей (этим видом симметрии связаны, скажем, электрон и позитрон); Р-симметрия, связывающая две системы «зеркально», то есть все право меняется на лево, и наоборот; Т-симметрия подразумевает смену вектора времени на противоположный.

Именно СР-симметрия была одним из основных постулатов, описывающих фундаментальные взаимодействия и частицы, которые являются их переносчиками. К примеру, симметричные преобразования позволяют провести прямую связь между электромагнитным и слабым взаимодействием, что позволяет даже говорить о едином «электрослабом» взаимодействии. Однако теория показывает, что для этого требуется, чтобы отвечающие за электрослабое взаимодействие частицы — это три разных вида бозонов — не имели массы (а мы знаем, что из всех бозонов безмассивен только фотон). Это и означает нарушение симметрии. Создав удобное математическое описание этого явления, Намбу предвосхитил появление таких понятий, как поле и бозон Хиггса (подробнее об этой неуловимой частице вы можете узнать из заметки «Пока не случился БАК»).

Разбирая некоторые тонкости математического описания этого нарушения, еще в начале 1970-х Кобаяши и Маскава перешли на еще более глубокий уровень кварков — фундаментальных частиц, из которых состоят сами бозоны. Их расчеты уже тогда предсказали существование нескольких семейств" кварков (нижние-верхние, странные-очарованные и прелестные-истинные), что в итоге позволило окончательно объединить электромагнитное и слабое взаимодействия в единое — электрослабое. Это очень важный шаг, ведь в идеале все 4 известных на сегодня взаимодействия физикам хотелось бы свести к одному-единственному, универсальному, способному описать все и вся. Это была бы если не окончательная, то полная победа науки — и трое нынешних лауреатов вложили немало, чтобы когда-нибудь подобное произошло.

Химия

По 1/3 от суммы приза — Осаму Шимомура (Osamu Shimomura), США, 1928 г. р., Мартин Чалфи (Martin Chalfie), США, 1947 г. р. и Роджер Тсьен (Roger Y. Tsien), США, 1952 г. р. — «За открытие зеленого флуоресцентного белка и технологию работы с ним».

Сегодня «зеленый флуоресцентный белок» (Green Fluorescent Protein — GFP) можно встретить в великом множестве лабораторий, где занимаются исследованиями в области биохимии, физиологии, клеточной и молекулярной биологии. Главная особенность разных видов GFP состоит в том, что он светится в ответ на падающий свет определенной длины волны. А впервые он был открыт в 1960-х именно Осамой Шимомурой, который выделил GFP из медуз Aequorea victoria

.

Сегодня существует множество модифицированных GFP на любой вкус — светящихся при воздействии той или иной длины волны света, тем или другим цветом. Это делает возможным использовать их в качестве удобнейших маркеров, изучая тонкие процессы, происходящие в живых организмах, отдельных клетках и органеллах. К примеру, мы уже рассказывали о том, как с их помощью ученые научились наблюдать за активностью живых нейронов («Сияние мозга»). GFP стали основой одного из важнейших на сегодня методов исследования — флуоресцентной микроскопии.

Читайте также о лауреатах Нобелевской премии 2007 г. в области химии («Нобелевские поверхности»), физики («Нобелевское сопротивление») и медицины («Нобелевский нокаут»).