Орбитальный телескоп Fermi, ранее известный как GLAST, успешно вышел на орбиту, прошел необходимые тесты и начинает исследования Вселенной в самом неистовом и непредсказуемом — гамма-диапазоне.

Итальянец Энрико Ферми — один из основоположников современной физики
В ходе подготовки к полету: тогда аппарат еще назывался GLAST
Свеженазванный гамма-телескоп Fermi: взгляд художника
Часть «первого света» Fermi — небеса в гамма-диапазоне
Пик гамма-излучения, зафиксированный телескопом 23 июля 2008 г., возможно, вызван далеким взрывом сверхновой

Нашим постоянным читателям уже доводилось знакомиться с новой орбитальной миссией GLAST. Мы рассказывали о том, для чего именно ученые запустили ее в космос и что надеются с ее помощью исследовать — а именно, о гамма-всплесках («Мятежные звезды») и пульсации миниатюрных черных дыр («Семена Большого Взрыва»). Теперь же и им, и нам самим придется привыкать к новому имени этого спутника: на прошлой неделе NASA официально подвело итоги конкурса на название аппарата. Зонд получил имя Fermi Gamma-ray Space Telescope (Гамма-лучевой космический телескоп Ферми), в честь великого итальянского физика Энрико Ферми, одного из тех людей, которые заложили основы современной физики.

«Энрико Ферми был первым человеком, который высказал мысль о том, что космические частицы могут разгоняться до колоссальных скоростей, — поясняет один из функционеров NASA Пол Херц (Paul Hertz), — Его теории дают основу для понимания тех феноменов, которые будет исследовать новый телескоп». Ученые уверены, что наблюдения в гамма-диапазоне, которые проведет спутник Fermi, позволят открыть массу новых пульсаров, лучше понять процессы, происходящие в глубинах сверхмассивных черных дыр — и саму природу Вселенной.

За два с небольшим месяца, прошедших с момента запуска спутника (состоявшегося 11 июня) инженеры провели необходимые тесты и калибровку обоих научных инструментов, установленных на борту — широкоформатного телескопа LAT и узконаправленного «регистратора взрывов» GBM. На прошлой неделе LAT прислал первый свой снимок космоса (на иллюстрации слева), на котором виден весь наш Млечный путь, как он предстает в гамма-диапазоне, пульсары и сияющие в миллиардах световых лет от нас другие галактики. Чтобы получить эту картинку, инструмент работал в течение 95 часов — сущие пустяки в сравнении с наземной гамма-обсерваторией Compton, которой на это требуются годы.

В течение первого года LAT будет работать, в основном, в режиме «поиска», проводя регулярный осмотр небесного свода каждые 3 часа. Такое сканирование позволит ученым отслеживать быстрые изменения в гамма-картине Вселенной. Инструмент этот чувствителен к фотонам с энергией от 20 МэВ до 300 ГэВ. Для сравнения: фотоны из верхнего предела этого диапазона несут в 5 млн раз больше энергии, чем рентгеновское излучение, которое используют в медицине.

Второй работающий на борту Fermi инструмент — GBM. Этот прибор уже за первый месяц работы успел зафиксировать 31 гамма-вспышку. Подобными явлениями, по мнению астрономов, сопровождается гибель массивных звезд или слияние пары вращающихся друг вокруг друга нейтронных звезд. В сравнении со своим напарником LAT, этот датчик чувствителен к менее энергетическим фотонам, что в сумме даст астрономам полную картину происходящего во Вселенной в гамма-диапазоне.

«Последние несколько десятков лет, — говорит разработчик GMB Чип Миган (Chip Meegan), — можно назвать Золотым веком астрономии». Он считает, что Fermi продолжит череду важнейших открытий, сделанных его великими предшественниками — Spitzer, Swift и, конечно, легендарный Hubble.

По информации NASA