Меркурий — ближайшая к Солнцу планета Солнечной системы, обращающаяся вокруг Солнца за 88 дней. Ученым пока известно об этой планете сравнительно немного

Космический зонд Messenger (MErcury Surface, Space ENvironment, GEochemistry, and Ranging spacecraft) в январе 2008 года приблизился к Меркурию
Меркурианская экзосфера в значительной степени обязана своим существованием Солнцу. Во всяком случае, это относится к водороду и гелию, приносимым к планете солнечным ветром
Скорость вращения Меркурия вокруг своей оси почти постоянна, а скорость орбитального движения изменяется за счет большого эксцентриситета орбиты
Поверхность Меркурия в общих чертах похожа на лунную. Она тоже покрыта реголитом (так называют породы, раздробленные ударами мелких и мельчайших метеоритов)

Хотя эта планета в максимуме яркости превосходит Сириус, наблюдать ее нелегко. Из-за близости к Солнцу Меркурий на земном небосводе отдаляется от него не более чем на 28 градусов. Поэтому невооруженным глазом Меркурий можно разглядеть лишь на восходе и закате, причем вблизи линии горизонта. Поэтому плыть ни над кем он просто не может (разве что во время полных солнечных затмений)

В телескоп Меркурий виден и в светлое время, но таких дней на год приходится всего-то от тридцати до сорока. Угловой размер меркурианского диска составляет менее десяти угловых секунд. И человеческий глаз, и лучшие фотоэмульсии настолько скверно различают детали поверхности планеты, что до недавнего времени наземные наблюдения Меркурия практически не приносили полезной информации. Ситуация улучшилась лишь в последние десятилетия благодаря компьютеризованным телескопам, оснащенным цифровыми мегапиксельными матрицами.

С космическими наблюдениями тоже не все обстоит гладко. Орбитальный телескоп «Хаббл» с самого начала решили никогда не направлять на Меркурий — слишком опасны последствия неточной наводки. Если объектив телескопа вместо Меркурия взглянет на Солнце, его аппаратуре угрожают значительные повреждения. А отправлять к Меркурию исследовательские зонды тоже непросто. Поэтому за всю космическую эру вблизи него работал всего один корабль, американский Mariner 10, причем с тех пор прошло уже больше 30 лет. Лишь 3 августа 2004 года NASA отправило к Меркурию автоматическую станцию Messenger, которая 14 января совершила первый пролет мимо планеты. «Мессенджер» еще дважды приблизится к Меркурию (6 октября 2008 и 29 сентября 2009 года), а 18 марта 2011 года превратится в его спутник. Европейское космическое агентство и Япония в рамках проекта BepiColombo намереваются вывести на орбиты вокруг Меркурия сразу два спутника. Если все пойдет по плану, то космический «автобус» с этими аппаратами запустят в 2013 году, а цели он достигнет шестью годами позднее. Так что реализация этой программы — дело не особенно близкого будущего.

Быстроногий бог

Самые ранние сведения о наблюдениях Меркурия (и других четырех планет, видных без помощи оптики) дошли до нас на шумерских клинописных табличках III тысячелетия до нашей эры. От шумеров эти знания переняли вавилоняне, а затем и греки. Любопытно, что эллины сначала полагали, что Меркурий — не одна, а две планеты: утренняя, Аполлон, и вечерняя, Гермес. Однако примерно две с половиной тысячи лет назад они поняли, что оба имени принадлежат одному и тому же небесному телу. В те же времена замечательный математик и астроном Евдокс Книдский определил, что планета (за которой закрепилось имя Гермес) на земном небосводе возвращается в прежнее положение относительно Солнца каждые 115 суток. Этот параметр орбитального движения называется синодическим периодом, и Евдокс определил его менее чем с однопроцентной ошибкой! Греческий бог торговли (и воров!) быстроногий Гермес в римском пантеоне стал именоваться Меркурием.

Первым астрономом, наблюдавшим Меркурий в телескоп, стал Галилей. Будь его инструмент помощнее, Галилей заметил бы не только венерианские, но и меркурианские фазы, но судьба рассудила иначе. Первым их узрел в 1639 году итальянец Джованни Батиста Зупи, который тем самым окончательно доказал, что Меркурий является спутником Солнца. Впрочем, восемью годами раньше француз Пьер Гассенди уже наблюдал прохождение Меркурия по солнечному диску, предсказанное Иоганном Кеплером на основе гелиоцентрической теории.

В середине XIX столетия меркурианская астрономия обогатилась и куда более ценными фактами. В 1841 году Иоганн Энке первым вычислил массу Меркурия по возмущениям движения кометы, которая сейчас носит его имя. Тогда же было доказано, что его орбита вращается относительно Солнца, так что Меркурий описывает не замкнутый эллипс, а розетку. Правда, скорость этого вращения очень невелика — за столетие меркурианский перигелий смещается всего на 5600 угловых секунд.

В принципе, в этой аномалии не было ничего тревожного. Из ньютоновской механики следует, что строго по эллипсу может двигаться лишь одиночная планета, не имеющая соседей. Однако на Меркурий влияют не только Солнце, но и прочие планеты, главным образом гигант Юпитер. В 1859 году Урбен Леверье (тот самый, который тринадцатью годами раньше «на кончике пера» открыл Нептун) вычислил, что под действием гравитации Юпитера, Венеры, Земли и Марса орбита Меркурия должна поворачиваться приблизительно на наблюдаемую величину, но все же чуточку медленней, чем в действительности. Расхождение было ничтожным, примерно две трети угловой минуты за столетие, но объяснить его никак не получалось. Причину дополнительного поворота обнаружил в конце 1915 года Альберт Эйнштейн — на базе только что созданной общей теории относительности.

Полеты «Моряка»

Львиную долю информации о Меркурии принес феноменально удачный полет последнего из автоматических межпланетных аппаратов Mariner («Моряк»). Эту экспедицию предложил в 1968 году Совет по космическим исследованиям Национальной академии наук США, а спустя год ее утвердил Конгресс. Для нее построили два одинаковых корабля — основной и дублер, который предполагали отправить в космос в случае неудачи первого запуска. Сейчас «запасной игрок» экспонируется в Смитсоновском музее авиации и космонавтики в Вашингтоне.

«Маринер-10» занимает в истории космических исследований уникальное место. Он стал первым кораблем, которому для выхода к планете-цели потребовалось на промежуточном участке траектории произвести разгон в гравитационном поле другой планеты (Венеры). Этот маршрут разработал уже упоминавшийся Коломбо, который впервые рассказал о нем в феврале 1970 года на конференции в Калтехе. Во время пролета мимо Венеры «Маринер-10» отправил на Землю более 4 тысяч снимков, так что фактически он исследовал не одну, а две планеты — тоже первый случай в анналах космонавтики. Корабль приближался к планете-цели более одного раза (точнее, трижды), чего опять-таки ранее не случалось. И наконец, для определения пространственной ориентации зонда впервые был применен метод измерения величины лучевого давления солнечного света на энергетические панели.

Меркурианский зонд весом в 474 кг 3 ноября 1973 года был выведен в космос ракетой Atlas Centaur с космодрома на мысе Канаверал. Он нес две телекамеры, радиометр инфракрасного излучения, ультрафиолетовый спектрометр, пару магнитометров и прочую аппаратуру. Во время пролетов 29 марта и 21 сентября 1974 года и 16 марта 1975 года эти приборы работали с полной нагрузкой. Минимальная дистанция между зондом и планетой была достигнута на последнем пролете — 327 км. А всего через восемь суток, 24 марта, на корабле иссякло топливо для двигателей ориентационной системы, и связь с ним была потеряна. Впрочем, судьба его известна — зонд стал спутником Солнца.

«Маринер-10» сфотографировал примерно 45% поверхности Меркурия, измерил ее температуру, просканировал меркурианское магнитное поле и собрал сведения о газовом окружении планеты. Данные телеметрии позволили определить возмущения траектории зонда в поле тяготения планеты и на основании этого впервые точно вычислить ее массу и радиус. В общем, этот космический бродяга потрудился на славу.

Орбитальное движение

Орбита Меркурия вытянута сильнее, чем орбита любой из семи других планет от Венеры до Нептуна. Ее эксцентриситет несколько больше одной пятой (у орбиты Земли он равен всего лишь 0,017). В перигелии Меркурий приближается к Солнцу на 0,308 а.е. (46 млн км), а в афелии удаляется на 0,47 а.е. (в километрах это почти 70 млн). Совсем недавно были сделаны расчеты, из которых следует, что по прошествии 5 млрд лет, то есть еще до того, как Солнце превратится в красный гигант, Юпитер может растянуть орбиту Меркурия настолько, что у того появятся шансы столкнуться с Венерой. Впрочем, вероятность подобного исхода не превышает 1−2%.

Плоскость меркурианского движения наклонена к плоскости орбиты Земли (или, что то же самое, к плоскости эклиптики) на целых 7 градусов — и по этому показателю он чемпион Солнечной системы. Зато его ось вращения отстоит от нормали к этой плоскости на несчастную сотую долю градуса, то есть практически совпадает с ней (для Земли этот показатель равен 23,5 градуса), так что понятие времени года для Меркурия не имеет ни малейшего смысла. Из-за этого на меркурианском экваторе полуденное Солнце отходит от зенита не больше чем на 0,01 градуса, а на полюсах никогда не поднимается над горизонтом выше тех же 0,01 градуса. Поэтому не исключено, что на дне высокоширотных кратеров прячутся залежи водяного льда кометного и метеоритного происхождения.

Меркурианские ночи всегда равны по продолжительности дням, но и те и другие вовсе не совпадают по протяженности с полупериодом осевого вращения! Все дело в том самом магическом соотношении 3:2 между осевым и орбитальным периодами этой странной планеты. За время одного полуповорота вокруг оси Меркурий успевает сместиться по орбите на 120 градусов, в связи с чем большая часть его поверхности остается освещенной. В результате длительность солнечных суток на Меркурии (время от восхода до восхода) составляет два меркурианских года — 176 земных суток. Половина этого времени приходится на день, половина — на ночь.

Планетарные параметры

Меркурий уступает по размерам не только остальным планетам, но и их крупнейшим спутникам. При диаметре в 4878 км он меньше юпитерианца Ганимеда (5468 км) и сатурнианского спутника Титана (5150 км). А вот по средней плотности вещества (5,4 г/см3) Меркурий почти не уступает Земле (5,5 г/см3), несколько опережает Венеру (5,2 г/см3) и сильно превосходит Марс (3,9 г/см3). Поэтому меркурианское ускорение свободного падения, равное 3,7 м/с2, практически не отличается от марсианского.

Однако Меркурий лидирует по другому показателю — ненагруженной плотности вещества. Для определения этого параметра массу небесного тела делят не на его реальный объем, а на тот, который оно имело бы, не будучи сдавлено собственной тяжестью. Ненагруженная плотность Меркурия практически не отличается от физической — 5,3 г/см3. А вот для Земли расхождение весьма велико, ее ненагруженная плотность равна всего лишь 4 г/см3. Отсюда следует, что Меркурий в основном состоит из тяжелых элементов, главным образом железа, которое обеспечивает около 70% его массы. Скорее всего, железо почти целиком сосредоточено в исполинском ядре, радиус которого равен 1800 км — ¾ планетарного радиуса. Радиус земного ядра несколько больше половины радиуса планеты (точнее, 54%), а для Венеры, Марса и Луны эти отношения еще меньше.

Поверхность

Меркурий имеет не настоящую атмосферу, а тончайшее газовое окружение, состоящее из гелия, кислорода и водорода, а также натрия, калия и кальция. Давление этой смеси не превышает одной триллионной части атмосферы. В подобных условиях у частиц газа неизмеримо больше шансов столкнуться с поверхностью планеты, нежели между собой. Такая сверхразреженная газовая подушка называется экзосферой.

Меркурианская экзосфера в значительной степени обязана своим существованием Солнцу. Во всяком случае, это относится к водороду и гелию, приносимым к планете солнечным ветром. Экзосфера подпитывается и за счет распада радиоизотопов, которые содержатся в меркурианской коре. Эти два источника не дают экзосфере исчезнуть, хотя давление солнечного ветра непрерывно вышибает ее частицы в космическое пространство.

Поверхность Меркурия в общих чертах похожа на лунную. Она тоже покрыта реголитом (так называют породы, раздробленные ударами мелких и мельчайших метеоритов). Как и на Луне, ее температура колеблется в очень широких пределах — от -180 до 430˚C. Меркурий также изобилует метеоритными ударными кратерами самой разной величины. Вздымаются там и горы высотой до 4 км (на Луне есть вершины раза в полтора выше). С другой стороны, на Меркурии, в отличие от Луны, имеются вздутия, возникшие под действием солнечных приливов на еще расплавленную кору, и высокие уступы (от нескольких сотен до пары тысяч метров), простирающиеся на сотни (иногда многие сотни) километров. Эти геологические структуры, так называемые эскарпы, скорее всего возникли в ходе постепенного охлаждения и сжатия планеты, которое имело место уже после завершения метеоритной бомбардировки, то есть менее 3,8 млрд лет назад. При сжатии кора планеты лопалась, что и привело к возникновению эскарпов. Еще одно отличие Меркурия от Луны состоит в том, что на его поверхности, судя по всему, очень мало железа.

Планетарный магнетизм

«Маринер-10» обнаружил, что Меркурий обладает почти дипольным магнитным полем, похожим на земное, хотя в сто раз слабее. По направлению оно практически совпадает с меркурианской осью, и магнитные полюса этой планеты расположены вблизи географических. Это открытие оказалось весьма неожиданным. Считается, что дипольные планетарные поля возбуждаются круговым движением потоков электропроводящего вещества жидкого ядра — так называемый «эффект динамо». Однако расчеты показывают, что ядро Меркурия вроде бы должно было остыть и кристаллизоваться не меньше трех миллиардов лет назад (земное ядро остывает гораздо медленней из-за большей массы нашей планеты). Поэтому возникла альтернативная теория — «динамное» магнитное поле Меркурия давно исчезло, но оставило след в виде остаточного магнетизма его коры (примеры этому есть на Земле, Луне и Марсе). Ее подтверждает тот факт, что в северном полушарии Меркурия магнитное поле мощнее, нежели в южном. Так что это не чистый диполь, подобный брусковому магниту, — поле Меркурия имеет весьма заметный квадрупольный момент.

Но теория меркурианского динамо отнюдь не похоронена. Одна из спасающих ее гипотез утверждает, что ядро постоянно подогревается солнечными приливными волнами и посему его внешняя часть остается расплавленной. Согласно другой модели, внешняя часть ядра содержит примесь легкого элемента, скорее всего серы. Эта смесь, точнее, раствор серы в железе, плавится при более низкой температуре, чем чистое железо, и не затвердевает в течение нескольких миллиардов лет. Теоретически, при концентрации серы менее 0,2% к настоящему времени все ядро целиком перешло бы в твердую фазу, а при концентрации в 7% осталось бы в расплавленном состоянии. Поскольку для поддержания динамо-эффекта достаточно иметь в жидком состоянии лишь внешнее ядро, реальная концентрация серы, скорее всего, находится где-то между этими границами.

Происхождение

Как же могло появиться на свет столь странное небесное тело? «Большинство ученых склонно считать Меркурий не полностью сформировавшейся планетой, а, так сказать, планетарным эмбрионом. Это означает, что прото-Меркурий в процессе аккреции вещества из первичного газопылевого диска аккумулировал достаточно железа для формирования мощного ядра, но не успел накопить силикатные породы, необходимые для образования мантии и коры пропорциональных размеров, — объясняет «Популярной механике» профессор планетологии Гавайского университета Джеффри Тейлор. — Впрочем, есть и другие объяснения. Гипотеза постаккреционного испарения утверждает, что прото-Меркурий все же обзавелся мантией, однако она быстро исчезла под ударами метеоритов и излучением молодого Солнца. Согласно конкурирующей гипотезе мегаимпакта, прото-Меркурий лишился мантии из-за столкновения с еще одной протопланетой, которая после этого разрушилась. Каждая модель представлена в научной литературе в нескольких вариантах. Все они имеют и сильные, и слабые стороны, но пока ни один из них не может претендовать на полное объяснение происхождения Меркурия. Надеюсь, что после завершения миссий «Мессенджера» и «Бепи Коломбо» многое прояснится».

До запуска европейского корабля еще далеко, но «Мессенджер» кое-что уже успел сделать. «В январе «Мессенджер» прошел всего в 200 км от Меркурия — в полтора с лишним раза ближе, чем «Маринер-10» на третьем пролете, — рассказал научный руководитель экспедиции Шон Соломон, который возглавляет отдел земного магнетизма вашингтонского Института Карнеги. — Мы получили 1200 фотоснимков, которые позволили впервые разглядеть с близкого расстояния 21% площади Меркурия. В отличие от «Маринера», «Мессенджер» несет на борту лазерный альтиметр, который работал в ходе январского сближения. Мы получили также результаты измерений параметров солнечного ветра, напряженности магнитного поля Меркурия и состава его экзосферы. И это, на мой взгляд, очень неплохое начало».

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2008).