Что лучше — накормить «от пуза» нескольких голодных, или распределить то же количество пищи среди множества людей поровну, но так, что всем насытиться до конца не хватит? Недавнее исследование показывает, что большинство людей предпочтет второй вариант — и что разные области мозга ответственны за справедливость и эффективность.

Минг Хсу изучает нейрологические процессы, связанные с моралью
Добровольцам демонстрировалась анимация, в которой мяч двигался в одном из двух направлений. Параллельно показывалась фотография несчастного ребенка и числом порций еды, которые он потеряет при выборе того или иного варианта. Большинство предпочло снизить реальную эффективность распределения пищи, но добиться максимальной справедливости

В своем исследовании ученые, работавшие под руководством Минг Хсу (Ming Hsu), использовали функциональную магнитную томографию (об этой технологии мы рассказывали в статье «Мозги на просвет»), заглядывая в происходящее с мозгом людей в момент принятия решений о распределении помощи детям-сиротам в Уганде. Они пытались понять, какие нейрологические особенности связаны с принятием моральных решений.

«Мораль — крайне интересный предмет, — поясняет Минг Хсу. — Что делает нас моральными и что обуславливает наши решения в сложных ситуациях?» Поместив добровольцев в сканнер, ученые ставили их перед крайне непростыми выборами. «Некоторые в итоге говорили, что это — худший эксперимент, в котором им довелось участвовать, и что больше они на такое не пойдут», — замечает Минг Хсу.

Испытуемым говорили, что несчастное дитя получает изначально денег, которых им хватит на 24 порции еды — кстати, исследователи на самом деле передадут эту сумму сиротам. Однако из этих средств следовало вычесть некоторую часть, чтобы передать другим страждущим. Число «отнятых» порций пищи и конкретных детей, у которых она будет «отнята», зависело от выбора, который делали добровольцы.

Конкретно, добровольцам предлагались 2 альтернативы: вычесть 15 порций у одного ребенка или 13 у одного и 5 у другого. В первом случае общее число отнятых порций будет меньше, и сироты получат больше средств. Но во втором потеря распределится между двумя, и при меньшей эффективности получится больше справедливости. Для большей наглядности, испытуемым показывали трогательные фотографии угандийских детишек. Эта дилемма иллюстрирует обычные сложности, с которыми сталкиваются подобные гуманитарные проекты: всех одновременно удовлетворить невозможно, но можно добиться некоторого баланса. Опыты показали, что большинство добровольцев предпочло равенство, а не эффективность — впрочем, мы и по себе знаем, как сильно задевает нас социальная несправедливость.

А главное — исследователи внимательно следили за всем происходящим в ходе выбора в мозгу у испытуемых. Проанализировав данные томографии, они пришли к выводу, что в ходе процесса поочередно и независимо активизируются три области мозга — три подкорковых ядра, которые располагаются под белым веществом в лобных долях переднего мозга. Это: островковая доля (lobus insularis), скорлупа (putamen) и хвостатое ядро (caudate).

Активация островковой доли происходила в ответ на изменения, связанные со справедливостью распределения, а активность скорлупы оказалась связана с его эффективностью. Хвостатое ядро реагировало в обоих случаях. Известно, что островковая доля играет важную роль в физиологии эмоций: ранее было показано, что оно становится активным, если человек испытывает страх или злобу, раздражение или счастье. В противоположность этому, скорлупа принимает участие в рациональном научении.

При принятии морального решения первоначальная активность начинается в островковой доле и в скорлупе, и затем распространяется на хвостатое ядро. Видимо, в этот момент и происходит борьба между двумя основаниями для выбора: стремящемуся к эмоционально благоприятному равенству островком и борящейся за эффективность скорлупе. Так и происходит наш выбор.

Читайте, кстати, и о других поразительных исследованиях мозга, показавших, что свободы воли и вправду не существует: «Бессознательная жизнь».

По публикации Science Daily