Путешествуя все дальше по Периодической таблице, физики уже третье десятилетие плутают в «море нестабильности» — но испытывают все больше надежд на открытие долгожданного «острова стабильности».

Академик РАН Юрий Цолакович Оганесян
В области сверхтяжелых элементов может найтись «остров стабильности», выходящий за границы сегодняшней Таблицы Менделеева
Художественное представление научного поиска: корабль направляется к «острову стабильности»
Периодическая Таблица Менделеева в сегодняшнем виде

На состоявшимся недавно выступлении один из «капитанов» мировой науки, академик Юрий Цолакович Оганесян из Объединенного института ядерных исследований в Дубне, рассказал о надеждах физиков-ядерщиков.

Дело в том, что в природе существуют лишь первые 92 элемента Таблицы Менделеева. Остальные (а на сегодня всего известно 118 элементов) созданы учеными искусственно на мощных ускорителях частиц, разгоняющих атомы аж до 0,1 скорости света и сталкивая их: иногда так удается добиться слияния ядер в более крупные образования. (Кстати, об этих гигантских инструментах познания мы рассказывали в статье «Левиафаны науки».) Однако такие элементы крайне нестабильны и существуют лишь малые доли секунды.

Впрочем, не все так однозначно: даже в ряду сверхтяжелых элементов есть некоторая область, по достижении которой ядра атомов становятся более-менее устойчивы. Используя ускоритель в подмосковной Дубне, группа Оганесяна еще несколько лет назад получила элементы под номерами с 113-го по 118-й и показала, что теоретические ожидания оправдались: действительно, существует некий «остров стабильности» (с «вершиной» в области 110−114-го атомных номеров), находящиеся в котором сверхтяжелые элементы обладают сравнительно долгим временем жизни.

Теперь Юрий Оганесян с коллегами заняты «картографированием» этого «острова», пытаясь установить его границы. Они намерены получить элемент-монстр под номером 120 — но, по словам академика, теория показывает, что еще дальше, за пределами Таблицы Менделеева, лежит и еще один «остров стабильности», в области атомного номера 164. Чтобы достичь этого далекого берега, ученым требуется большее понимание самой природы процессов формирования атомного ядра — и, конечно, более мощные ускорители частиц.

Пока сложно сказать, будет ли практический толк от поиска сверхтяжелых элементов. Но некоторые из уже открытых получили широкое применение. К примеру 95-й элемент, америций, полученный в 1944-м, используется в детекторах дыма, в медицине, в радиологических исследованиях.

Читайте и о другой — довольно неожиданной — периодической таблице, составленной совсем недавно: о таблице «странных» орбит, по которым могут двигаться тела в непосредственной близости от черных дыр: «Фигуры космического танца».

По информации Science Daily