Смутный силуэт в водах шотландского озера был запечатлен на пленку в 1930-е годы. Ученые так и не нашли доказательств того, что в озере обитало доисторическое существо, но народные фантазии это не остановило.
Технологии суеверия

Киногерои, живущие в море: самые яркие персонажи

«Мы отчаянно хотим верить в то, что волшебство существует, и поэтому легенда озера Лох-Несс столько поколений будоражит наше воображение», — говорит Джей Расселл, режиссер фильма «Мой домашний динозавр». Действие этой симпатичной детской сказки происходит в 1942 году; маленький мальчик Энгус приносит домой таинственное яйцо, из которого вылупляется длинношеее водоплавающее чудо по имени Крузо.

Эффектами в картине занимались новозеландские студии Weta Digital и Weta Workshop, на счету которых такие блокбастеры, как «Кинг-Конг» и трилогия «Властелин колец». Для начала им предстояло определить, как будет выглядеть главный герой. В распоряжении создателей фильма была знаменитая фотография «лох-несского чудовища», которое условно классифицируется как ящер-плезиозавр; внешний облик Крузо должен был соответствовать снимку. Но этого было явно недостаточно. «На наших набросках можно увидеть, что у героя орлиные глаза и лошадиная голова, — говорит режиссер Джей Расселл. — В нем есть что-то от собаки и от динозавра, и даже немного от жирафа. Мы хотели, чтобы у зрителя возникало странное чувство: где-то я его видел, но не могу понять, что это за существо». Кроме того, существо должно было быть симпатичным и выглядеть совсем как настоящее. «Мне надо было как-то убедить актеров, что Крузо — это живое существо длиной в 10 м и весом в 2 т. Для этого было необходимо самому точно представлять, как это существо выглядит, дышит и ведет себя. Я должен был верить в то, что он настоящий», — говорит режиссер.

Этапы большого пути

Маленький домашний динозаврик в фильме взрослеет не по дням, а по часам; с точки зрения создателей спецэффектов, это необычная ситуация. «Мы никогда не делали компьютерного персонажа, который растет у нас на глазах», — говорит Джо Леттери из студии Weta Digital. И Кинг-Конг, и Горлум появляются на экране уже взрослыми! «Обычно мы создаем персонажа, у которого есть история, какая-то прежняя жизнь, — объясняет Леттери. — В этом фильме у нас впервые появился шанс вырастить персонажа и проследить его жизненный путь».

Детство героя на студии Weta условно называли «щенячьей стадией». Походку для подросшего Крузо позаимствовали у дружелюбных и неуклюжих морских котиков, а мимику — у щенка. «Мы решили не наделять Крузо человеческими чертами, — объясняет Леттери, — но хотели дать зрителям возможность видеть и распознавать его эмоции. Для этого хорошо подходят собаки — у них такие выразительные морды!»

«Подростковая стадия была неуклюжей и переходной, примерно как это происходит у людей, — продолжает Леттери. — Он приспосабливается к своему новому облику, но пока никак не научится с ним управляться». Во взрослой стадии перед нами уже гигант, настоящий монстр из фильмов ужасов — но внутри это тот же самый щенок. «Мы старались, чтобы это было видно, — говорит Ричард Фрэнсис-Мур, аниматор Weta Digital. — Крузо вырос, но он по-прежнему хочет играть со своим другом Энгусом».

Кукловод спешит на помощь

Студия Weta Workshop сделала макеты для персонажа на всех стадиях его развития. Макет взрослого Крузо очень пригодился для того, чтобы представить себе параметры существа по сравнению с окружающим пейзажем и с Энгусом. «Мы экспериментировали, меняя размер Крузо до тех пор, пока не нашли удобное соотношение», — вспоминает художник Джино Эйсеведо.

Макеты главного персонажа во младенчестве и в детстве были сделаны из пластичного силикона. Это были управляемые макеты с подвижными головой и конечностями, и искусные кукловоды управляли их движениями на съемочной площадке. «Конечно, мы корректировали полученные кадры с помощью компьютерной анимации, но во многом полагались на кукловодов, — говорит Ричард Фрэнсис-Мур. — Их присутствие вносило элемент спонтанности и давало нам много свежих идей, что очень полезно. Ведь компьютерная анимация — это процесс очень просчитанный и контролируемый». Совсем не то, что реальная жизнь! Были с макетами и свои сложности: например, в сцене, где Крузо тащит на себя ботинок, а мальчик пытается ему помешать, юный актер Алекс Этел перестарался — дернул макет так сильно, что у того отлетела голова. Студии Weta Workshop срочно пришлось делать новый.

На съемочной площадке макеты использовали также для того, чтобы оператору было удобнее выставлять освещение, а актерам — общаться со своим хвостатым партнером. «Работая над предшествующими фильмами, мы поняли, что чем больше на площадке физического единства, тем лучше, — говорит Ричард Тейлор, руководитель Weta Workshop. — Создатели цифровых эффектов могут проделать колоссальную работу, но, если актер не может изобразить обмен эмоциями с этим существом, ничего не получится».

Эффект присутствия

«Даже сейчас, когда я смотрю фильм, я иногда забываю, что Крузо не был с нами на съемочной площадке», — говорит режиссер Джей Расселл. Но Крузо действительно не было на съемочной площадке — если не считать макетов или вездесущего теннисного мячика на палке, который помогает актерам фиксировать взгляд на нужной точке. Создатели цифровых эффектов в фильме проделали колоссальную работу — ведь Крузо находится практически в каждом кадре. Всего в фильме около 650 сцен с эффектами, в самые загруженные периоды над проектом работали одновременно 250 аниматоров.

На студии Weta Digital построили цифровые модели для каждой из четырех стадий развития персонажа. Для этого все макеты были отсканированы и перенесены в компьютер, и аниматоры взялись за тщательную проработку скелета, мышечной структуры и шкуры динозаврика. «Мы разработали новую технологию для изображения шкуры Крузо, — рассказывает Джо Леттери. — Можно заметить мелкие изменения в том, как выглядит его шкура, когда он заходит в воду и выходит из нее». Для маленького Крузо аниматоры хотели добиться эффекта прозрачности кожи, для чего рисовали текстуру по слоям, так, чтобы при определенном освещении просвечивал скелет. На «щенячьем» этапе персонаж уже наел приличные бока, поэтому аниматоры добавили несколько слоев компьютерной «плоти».

Шотландия на другом конце света

Натурные съемки картины проходили в Новой Зеландии, знаменитой разнообразием своих ландшафтов. Здесь нашлось место и для кинематографической Шотландии, с настоящим озером, великолепной горной грядой и зарослями дрока. Озеро, которое продюсеры выбрали для съемок, называлось Вакатипу и находилось неподалеку от Квинстауна. Съемочная группа — почти 200 человек — должна была ежедневно переправляться к месту съемок на пароме. Кроме того, в этом районе были только грунтовые дороги, и киношникам пришлось ремонтировать их за свой счет, чтобы обеспечить бесперебойный подвоз съемочной техники. Но затраты того стоили: от живописных видов на экране действительно захватывает дух.

Часть подводных сцен снималась на студии в Веллингтоне, где был построен гигантский резервуар глубиной в 2,5 м и площадью примерно 70х100 м. «Нам нужно было достаточно места, чтобы перевернуть большой патрульный катер и чтобы у каскадеров еще оставалось пространство для маневра», — объясняет продюсер Барри Осборн. Чтобы позволить макету Крузо перемещаться по резервуару, на дне его были проложены рельсы, по которым каталась пневматическая платформа. Рельсы пересекали резервуар по диагонали, и лишь в последний момент создатели картины сообразили, что персонажу все-таки нужна большая мобильность. В результате следующая платформа была установлена на водных лыжах. На экране всего этого, конечно, не видно: сцены с участием Крузо были очень сильно откорректированы с помощью компьютерной графики.

Фильм «Мой домашний динозавр» показал неплохие результаты в кинопрокате, и критики отозвались о нем очень уважительно. К примеру, журнал Maxim написал, что это, возможно, самая замечательная картина в своем жанре со времен «Е.Т. Инопланетянина» Стивена Спилберга, который вышел в 1982 году. И такая похвала дорогого стоит.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№3, Март 2008).