По мере того как человечество все дальше проникает в космос, оно может столкнуться с рядом трудностей, прежде совершенно неизвестных и неожиданных. К примеру, какое гражданство получит ребенок, родившийся на Луне? Или по каким законам судить астронавтов, подравшихся на орбите? Или кто возьмет на себя выплаты, если вы сломаете солнечную батарею космической станции? В Европе прошла конференция, посвященная спорным вопросам космического законодательства.

К соглашению 1967 г. присоединилось множество страны мира: на карте зеленым обозначены те государства, которые подписали и ратифицировали договор, желтым — те, которые только подписали
С нового европейского модуля Columbus, который скоро прибудет на МКС, может начаться новый этап развития «космического права»
«Лунное соглашение» 1979 г. не пользуется успехом: до сих пор его не ратифицировала ни одна крупная космическая держава

Пока что правовые нормы, действующие в космосе, определены международным соглашением, подписанным аж в 1967 г. Договор ратифицирован — а значит, вступил в силу — в 98-ми странах мира. Основу его составил традиционное «морское законодательство», определяющее отношения между судами и их командами в нейтральных водах. Как в «морском», так и в «космическом» законах корабли, идущие под флагом определенного государства, относятся к его юрисдикции. Однако в нем совершенно не учитывается вариант, широко встречающийся в современной космонавтике — совместно сконструированные и используемые аппараты, например, Международная Космическая Станция.

Так что участникам конференции «Человек в открытом космосе: междисциплинарная Одиссея», собравшимся в середине октября в Вене, было что обсудить.

Тем более что США уже попытались протолкнуть проект, согласно которому на территории МКС действуют американские законы — другие страны-партнеры, разумеется, отвергли такое предложение. «Было решено, что каждое государство обладает правом на те модули, которые им возведены, — поясняет специалист по морскому и воздушному праву Франц Фон дер Данк (Frans von der Dunk). — Так что, по сути, на МКС мы имеем кусочек Европы, присоединенный к части Японии, и так далее». Поскольку и управление, и эксплуатацию отдельных модулей страны осуществляют по большей части раздельно, пока что этот принцип действует. Но так не может продолжаться долго — к примеру, уже вскоре на МКС прибудет лабораторный модуль Columbus, совместный продукт работы сразу нескольких европейских стран.

Кроме того, существуют не разъясненные моменты уголовного законодательства (Что делать, если один космонавт побьет другого на борту станции?), патентного (Какое государство обеспечит регистрацию и защиту открытий, сделанных на орбите?) и гражданского права (Кто будет расплачиваться за повреждения, нанесенные космонавтом станции?).

На конференции рассматривались и более далекие вопросы, относящиеся к планам возведения на Луне постоянной базы — пока что, согласно договору 1967 г., Луна не может принадлежать ни одному государству. Заметим, что в 1979 г. в ООН было подписано дополнительное соглашение по Луне — в нем прописаны отношения стран, ведущих изучение и освоение нашего спутника. Однако в нем совершенно не рассмотрены вопросы гражданского и уголовного права. Да и поддержкой большинства космических держав он не пользуется.

Читайте и о других аспектах освоения ближнего космоса и Луны: «Первая база». О планах России в этой области мы писали в заметках «Мы пойдем другим путем», «Догнать и перегнать NASA».

По информации Universe Today