И древние викинги, и пилоты Второй мировой — все они использовали вещества, стимулирующие нервную систему.

Воины древних викингов — берсерки — вошли в легенды благодаря способности сутками напролет без устали рубить врагов направо и налево. Такой эффект достигался после употребления ими отвара из мухоморов. Идея дожила до наших дней: во время Второй мировой войны в действующих воинских частях по обе стороны фронта активно использовались синтетические стимуляторы. Утверждают, что во время французской кампании в мае 1940 года германские танковые дивизии смогли продолжать свое молниеносное сокрушительное наступление и днем и ночью, потому что танкисты принимали амфетамины. В другом лагере пилоты союзников спасались ими от засыпания за штурвалом во время рейдов на большие расстояния.

Видимо, этим же объясняется и неточность некоторых бомбардировок, когда бомбы неудачно сбрасывались не над намеченными военными объектами, а рядом с ними. Побочные эффекты! Действительно, именно побочные эффекты амфетаминовых стимуляторов (в том числе психологическое привыкание) перевесили их мобилизующие достоинства, и в 1970 году в США они были причислены к наркотикам и запрещены.

Как действуют стимуляторы?

Человек несовершенен. Он недостаточно быстр, недостаточно смел, недостаточно вынослив. Когда ученые поняли, что передача нервного импульса, а значит, и наша нервная деятельность, зависит от особых веществ — нейромедиаторов, сразу возник вопрос — нельзя ли этим воспользоваться?

Нервные клетки общаются между собой при помощи длинных отростков, которые при этом не соприкасаются между собой. Как же тогда передается сигнал? В этот промежуток, называемый синапсом, выделяются активные вещества, которые как ключ в замок входят в рецепторы другого нейрона и передают импульс дальше. Скорость и качество проведения сигнала зависят от количества соответствующего медиатора и от того, насколько свободен рецептор.

А теперь предположим, что какое-то вещество может способствовать выходу нейромедиатора в синапс и удерживать его там. Тогда соответствующие импульсы будут регулярно передаваться по нервной системе! Именно так действуют стимуляторы амфетаминового ряда. За состояние эмоционального подъема отвечает нейромедиатор норадреналин. Вместе с другим нейромедиатором — дофамином — он заставляет забыть об усталости и сне, вызывает желание работать и уверенность в своих силах.

Когда нам что-то угрожает и вопрос стоит «все или ничего», реализуется так называемый симпато-адреналовый механизм срочной адаптации организма к чрезвычайным условиям. Именно его и запускают амфетамины. Они вытесняют норадреналин и дофамин в синапс и мешают его обратному захвату — именно поэтому человек и чувствует такой прилив сил. Но ничто не проходит бесследно — после приема амфетамина резервы этих полезных медиаторов истощаются, и человека настигает вселенская тоска и депрессия.

Амфетаминовая эпидемия

Но в 1930-х годах о последствиях приема амфетаминов никто не догадывался. Наоборот, новое вещество сулило блестящие перспективы. В 1932 году амфетамин для ингаляции впервые был выпущен в продажу как лекарство под названием «Фенамин» компанией «Smith, Kline & French», а в 1935-м врачи официально признали его стимулирующий эффект. Через два года амфетамин впервые был одобрен Американской медицинской ассоциацией для продажи в форме таблеток.

Во время Второй мировой войны и амфетамин, и метамфетамин широко использовались солдатами для улучшения их работоспособности и выносливости, что, кстати, и привело к росту наркозависимости в Японии после войны. В 1954 году зависимость от амфетамина в Японии приняла форму эпидемии — на нем плотно «сидели» 2 миллиона человек (это в стране с населением в 88,5 миллионов!). Не обошла амфетаминовая лихорадка и Америку — поскольку этот стимулятор отбивает аппетит, он стал пользоваться бешеным успехом в деле похудения. Печальные последствия этого начинания в красках показаны в фильме «Реквием по мечте»…

Амфетаминовый ряд — это собственно амфетамин (изначальное торговое название фенамин), бензедрин, десбутал, дексамил (то же в таблетках), метамфетамин (имеющий дополнительно одну метильную группу — один углеродный атом и три водородных), «лед» — кристаллический метамфетамин, «винт» (суррогат метамафетамина). Все эти вещества в настоящее время признаны наркотиками и ограниченно применяются в медицинской практике.

Стимулятор, который легко достать

Намного более мягкий и относительно легальный стимулятор — сиднокарб. Несмотря на некоторое сходство с амфетамином, сиднокарб существенно отличается от первого тем, что не имеет свободной аминогруппы — а она в этом деле играет значительную роль. Его нередко прописывают бледным, измученным астеническим личностям, депрессивной творческой богеме и алкоголикам во время абстиненции (похмельного синдрома). Еще им лечат шизофреников. А все потому, что эйфории от сиднокарба — практически никакой, стимулирующее действие нарастает постепенно и так же плавно спадает, да и эффект не такой драматический. Увеличивается работоспособность, уменьшается сонливость и заторможенность. Сиднокарб нетоксичен и хорошо переносится — поэтому он хорошо знаком и студентам во время сессии, и охранникам на ночном дежурстве. Хотя он и продается по рецепту, но добыть его легко — достаточно просто прийти к психологу в поликлинике с жалобами на утомляемость или сонливость.

А теперь — дискотека!

А что же те, для кого настоящая жизнь начинается только ночью? Веселиться всю ночь до утра довольно сложно… — так было, пока в клубах не стали продавать «экстази». МДМА (правильное название) расшифровывается как (3,4)-метилен-диокси-метамфетамин, и уже только поэтому становится понятно, почему таблетка позволяет «клубиться», сколько душе угодно. Но культовым на рейв-тусовках это вещество стало из-за двух эффектов со сложнопроизносимыми названиями — энтактогенез и эмпатогенез. Первое означает «внутреннее прикосновение» — ощущение того, что все хорошо в мире и с вами, чувство гармонии и счастья. Второе — симпатия и разрушение барьеров в общении с другими, непередаваемые эротические переживания при близком контакте. Несложно догадаться, почему «экстази» так популярен в клубах (пик пришелся на 1980-e — 1990-e годы).

Боевой стимул

Но психоделические эффекты не интересуют основного заказчика стимуляторов — военные ведомства. Им нужен «универсальный солдат», который не знает усталости и сомнений и долгое время не нуждается ни в пище, ни во сне. «Обычные» люди мало похожи на этот идеал. По данным американских армейских психиатров Второй мировой войны, в боях примерно четверть солдат рвало от страха, многие не могли контролировать свой кишечник, около 10% мочились в штаны, а некоторые убегали прямо под огнем.

Поэтому и во время Второй мировой, и в Корее американским солдатам вовсю раздавались амфетамины. В аптечке спецназовцев и сейчас есть этот препарат, который положено использовать в экстренных ситуациях. Но прием амфетаминов вызывает у специалистов США острые споры, особенно когда речь идет о летчиках. В условиях экстремальных физических и психических нагрузок пилоты настолько взвинчены стимуляторами, что заболевают хронической бессонницей: чтобы уснуть, им требуется сильная доза успокоительного. Как утверждают медики, именно такое попеременное применение стимуляторов и транквилизаторов в течение длительного времени может вызывать непредсказуемые реакции. В то же время, по утверждению командования американских ВВС, амфетамины применяются пилотами на добровольной основе. Каждый из желающих получать таблетки в письменной форме подтверждает, что проинформирован о последствиях приема препаратов. При этом командование оставляет за собой право не допустить летчика к полетам, если он отказывается от приема препаратов.

Естественно, что разработки альтернативы амфетаминам для использования в военных целях ведутся очень интенсивно — так, в 2003 году в Великобритании получили препарат модафинил, «выключающий» потребность человека во сне. Модафинил уже прошел испытания и получил лицензию в качестве препарата для лечения нарколепсии — нарушения деятельности мозга, основным признаком которого являются приступы неудержимой сонливости.

И хотя некоторые эксперты предсказывают, что воевать на поле боя в будущем будут только роботы, конкуренцию им смогут составить и люди. Правда, бодрствующие круглые сутки и совершенно бесстрашные — вследствие приема современных стимуляторов.

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№4, Апрель 2005).