Ученые выяснили причину загадочных внегалактических радиосигналов — они похожи на те, которые испускала мертвая звезда, расположенная от нас на расстоянии 14 350 световых лет.
Что посылало странные сигналы к Земле
Jingchuan Yu, Beijing Planetarium

Быстрые радиовсплески (FRB) не давали покоя ученым с 2007 года, когда были обнаружены первые из них. Это вспышки чрезвычайно мощных радиоволн, исходящих из далеких галактик. Причем некоторые из них излучают больше энергии, чем сотни миллионов Солнц. Но длятся они всего миллисекунды.

Большинство обнаруженных FRB — разовые, неповторяющиеся события, которые происходят очень далеко от нас. Их невозможно предсказать и чрезвычайно сложно отследить. Возможным объяснением могли быть взрывы сверхновых. Кто-то даже видел в них сигналы от инопланетян, что маловероятно. Но, скорее всего, это магнетары.

В этом году был обнаружен магнетар под названием SGR 1935 + 2154, который излучал всплески радиоволн миллисекундной длительности. «Это первый факт связи магнетаров и быстрых радиовсплесков, — говорит астрофизик Сандро Мерехетти из Национального института астрофизики в Италии. — Это действительно важное открытие, которое позволит понять столь загадочные явления».

Магнетар или магнитар — это разновидность нейтронной звезды, останки звезды после того, как она потеряла в результате взрыва сверхновой большую часть своей массы. У него чрезвычайно мощные магнитные поля — они в 1000 раз сильнее, чем у обычных нейтронных звезд.

Данные магнитные поля имеют странный эффект: гравитация не дает звезде распасться на части, а магнитное поле толкает вещество наружу, искажая форму звезды. Эти две противоборствующие силы создают напряженность, которая иногда приводит к магнитным вспышкам, появлению рентгеновских и гамма-лучей и, в редких случаях, к появлению и радиоволн.

Сначала SGR 1935 + 2154 выглядел как обычный магнетар, но 28 апреля произошла беспрецедентная вспышка, которая выглядела как быстрый радиосигнал. Она была настолько яркой, что телескоп CHIME (Канадский эксперимент по картированию интенсивности водорода), предназначенный для обнаружения переходных процессов и FRB, просто не смог оценить ее интенсивность. Это произошло не потому, что вспышка была мощнее внегалактических (на самом деле, она была слабее), а потому, что ее источник находился гораздо ближе к Земле.

«Важно отметить, что сканер IBIS на спутнике Integral Европейского космического агентства позволил нам точно определить происхождение вспышки и связать ее с магнетаром», — говорит астрофизик Владимир Савченко из Женевского университета в Швейцарии.

Хотя сама вспышка была немного слабее внегалактических FRB, по другим параметрам она соответствовала им. Но не обошлось без сюрприза — у радиовсплеска был обнаружен рентгеновский аналог, чего никогда не наблюдалось у внегалактических FRB.

Это не значит, что внегалактические FRB не имеют рентгеновских аналогов. Наоборот. Это доказывает, что данные сигналы сложнее, чем предполагали ученые — они испускают множество типов излучения ниже порога обнаружения.