Правда и вымысел, наука и лженаука перемешались в книгах, на сайтах, в речах политиков и в наших головах. Как же понять, чему верить? Единственный способ — использовать критическое мышление. Автор книги «Не верю» Джон Грант на примерах самых обсуждаемых, скандальных и значимых споров современности объясняет, как понять, что вас пытаются обмануть. Совместно с платформой «Теории и практики» публикуем отрывок, посвященный такому острому вопросу, как движение против прививок.
Лицом к лицу с дезинформацией: откуда взялись антипрививочники

Дэн Бертон, член конгресса США в 1983—2013 гг., полагает, будто разбирается в медицине значительно лучше, чем профессиональные медики. В 1977 г., к примеру, он считал, что знает о лаэтриле (химическом веществе, якобы эффективном при лечении рака) гораздо больше, чем сотрудники Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов. Организация эта, имеющая «вздорную» привычку изучать заявленные противораковые лекарства, установила, что лаэтрил не только неэффективен, но и опасен: принимающие его пациенты рискуют получить отравление цианидом. Несмотря на это, Бертон бросил все силы на легализацию лаэтрила в своем родном штате Индиана.

Дэн Бертон всегда оказывал значительную поддержку индустрии биодобавок. Именно он виноват в том, что в США, в отличие от остальных стран развитого мира, нет строгих директив касательно состава этих содержащих витамины и минералы симпатичных маленьких баночек и бутылочек, манящих нас с магазинных полок. Конгресс сильно ограничил полномочия Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов в вопросах контролирования производителей биодобавок: нет никаких гарантий, что таблетки или капсулы содержат именно то, что указано на этикетке, отсутствует должный санитарный надзор за их производством и так далее. Единственное, что может делать управление, так это возбуждать уголовные дела, после того как будет установлено, что содержимое упаковок действительно является вредным.

Именно так произошло в 1997 г., когда новые научные исследования дали повод для серьезного беспокойства относительно вещества эфедрина, получаемого из различных видов растений рода Эфедра. Эфедрин издавна используется в народной медицине, например, в китайской. Как было недавно установлено, даже небольшие его количества могут спровоцировать остановку сердца, серьезные психические расстройства и даже привести к летальному исходу. В связи с этим Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов пыталось запретить его применение в биодобавках. Но Дэн Бертон снова счел, что разбирается в этом вопросе лучше. В результате его усилий управлению удалось убрать это потенциально смертельное вещество из продажи только в 2004 г.

вопрос

Противоречие доктора Уэйкфилда

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Дэн Бертон возрадовался, когда в США перебрался британский врач Эндрю Уэйкфилд, любимец антипрививочников.

Почти с того самого момента, когда Эдвард Дженнер в конце XVIII в. разработал первую в мире вакцину, люди выискивают причины бояться прививок. Дженнер прививал людям не опасный для человека вирус коровьей оспы, в результате чего у них вырабатывался иммунитет к страшной болезни — натуральной оспе. Благодаря вакцинации частота заболевания сократилась, а затем, в XX в., резко пошла на убыль. В 1977 г. натуральная оспа была полностью побеждена.

Хотя вакцинация от оспы определенно могла спасти миллионы человеческих жизней, многие во всех остальных отношениях умные люди с самого начала выступали против нее. Одним из них был известный драматург Джордж Бернард Шоу; его антипрививочная горячность особенно удивительна, если учесть, что перенесенная в детстве болезнь едва не убила будущего литератора.

Эндрю Уэйкфилд впервые попал на первые полосы медицинских изданий в 1995 г. Вместе с коллегами из лондонской клиники Роял Фри Хоспитал он исследовал болезнь Крона. Это хроническое заболевание желудочно-кишечного тракта, сопровождающееся очень серьезными осложнениями; причины его возникновения до сих пор неизвестны. Опубликованная коллективом ученых в ведущем медицинском журнале Lancet статья под названием «Является ли прививка от кори фактором риска воспалительной болезни кишечника?» произвела небольшую сенсацию. Авторы этой статьи предположили, что болезнь Крона вызывается вирусом кори, блуждающим в организме еще долгое время после того, как человек ею переболел. (Будучи неверной, эта идея сама по себе не являлась такой уж безумной. Например, вирус ветряной оспы действительно остается в организме после того, как сама ветрянка проходит, и годы или даже десятилетия спустя может послужить причиной совершенно иного заболевания под названием опоясывающий лишай). Фурор произвели заявления о том, что к таким же последствиям приводит вакцина от кори, иными словами, прививка от кори может спровоцировать развитие болезни Крона.

Ученые по всему миру принялись воспроизводить результаты, полученные коллективом лондонских исследователей, но их усилия не увенчались успехом. В августе 1998 г. Уэйкфилд и его коллеги опубликовали еще одну статью, на сей раз в Journal of Medical Virology, в которой фактически признали свои ошибки. К тому моменту у Уэйкфилда появилась новая, усовершенствованная гипотеза: тривакцина против кори, краснухи и свинки вызывает аутизм. Согласно его теории, данная вакцина наносит физический вред кишечнику, который высвобождает в кровь токсичные протеины; достигая мозга, эти протеины способствуют развитию аутизма.

В Великобритании и Ирландии корь была практически побеждена, но после страшилок, усиленно распространяемых СМИ, многие родители отказались прививать своих детей тривакциной. В результате целые сообщества утратили коллективный иммунитет.

Сегодня корь является эндемическим заболеванием в Англии и Уэльсе; зарегистрировано несколько смертельных случаев

Во время вспышки кори в Дублине в 1999—2000 гг. было госпитализировано свыше сотни детей, дюжине из которых потребовалась интенсивная терапия, а трое ребятишек умерли. В других странах складывалась аналогичная ситуация. Помимо летальных исходов зафиксированы также случаи тяжелых осложнений, приведших к тому, что люди на всю жизнь остались инвалидами.

В США ситуация складывалась несколько иначе. Заболевание было полностью искоренено к началу 2000-х гг. Однако оказалось, что радоваться рано: благодаря усилиям американских антипрививочников с тех пор было зафиксировано несколько вспышек этого недуга. Отказавшиеся от вакцинации люди, посещая страны, где корь широко распространена, могут привозить болезнь с собой в США и заражать непривитых десяток или даже сотню людей. Это вовсе не означает, что все они принимали участие в написании статьи. Пишут ее обычно один-два человека. Вклад остальных подразумевает исследования, а иногда нет даже и этого. В научном мире идут жаркие споры касательно «соавторов», которые просто позволяют использовать свое имя в публикации.

Не отбиваться от коллектива

Важным фактором, если говорить о вакцинации, является коллективный иммунитет. Дело в том, что подвергнуть вакцинации абсолютно всех детей невозможно. У определенной части младенцев есть генетические отклонения, в результате чего они получают медотвод от прививок. В некоторых других случаях вакцинация, хотя и является безопасной, неэффективна.

То обстоятельство, что небольшой процент людей в сообществе не обладает иммунитетом к кори, не имеет особого значения. До тех пор, пока он есть у всех остальных, болезнь не может распространяться, и общество в целом находится в безопасности. Проблемы начинаются, когда уровень иммунизации падает слишком низко, чтобы в «коллективе» сохранился иммунитет. Именно это и произошло во многих странах, которые сочли, что освободились от бича кори и коклюша.

И это касается не только кори. В конце 2010 г. в результате снижения уровня вакцинации против коклюша в Калифорнии разразилась самая масштабная вспышка этого заболевания за последние полстолетия: тысячи детей были заражены, а по крайней мере десять младенцев умерли.

Да, корь все еще остается крайне опасным, смертельным заболеванием. Однако не все так уж и плохо. Хотя вследствие проведения в некоторых странах антипрививочных кампаний уровень заболеваний кори в этих регионах повысился, в целом ситуация в мире улучшается. В начале 2014 г. Всемирная организация здравоохранения сообщила, что в период с 2000 по 2012 г. число ежегодных смертей от кори сократилось с 562 000 до 122 000, то есть почти на 78%, да и общее количество зафиксированных случаев заболевания корью снизилось почти на столько же. Одним словом, улучшение налицо. И все это практически полностью благодаря вакцинации.

Некомпетентность или мошенничество?

лупа

Журналист по имени Брайан Дир с самого начала с недоверием отнесся к заявлениям Уэйкфилда и несколько лет изучал всю подноготную той пресловутой статьи в журнале Lancet от 1998 г.

Число жертв

Если хотите получить отрезвляющие доказательства — посетите сайт Anti-Vaccine Body Count. Здесь, начиная с 3 июня 2007 г. (в 2007 г. антипрививочники начали действовать особенно активно), ведется строгий учет: фиксируется общее количество заболевших инфекционными заболеваниями в США и число умерших от них (то есть тех, кто не прошел вакцинацию, но кого вполне можно было бы спасти, сделай они вовремя прививку). Как написано на сайте: «Антипрививочное движение прочно ассоциируется с жертвами». Когда я заходил туда в последний раз — не было зафиксировано ни одного научно подтвержденного случая развития аутизма вследствие вакцинации.

Брайан выяснил, что Уэйкфилд получал немалые деньги от некоего Роберта Бара — адвоката, который участвовал в коллективном иске против производителей тривакцины. И выводы автора научной статьи как нельзя лучше подходили к делу, которое как раз вел Бар. Всего Уэйкфилд изучал 12 заболевших ребятишек, и некоторые из них были детьми клиентов адвоката. Мало того, оказалось, что всех остальных детей Уэйкфилд обследовал с подачи активистов антипрививочной группы JABS (Justice Awareness and Basic Support).

Как выяснилось, в процессе проведения эксперимента, а также при обработке результатов наличествовали ошибки, но хуже всего то, что команда ученых допустила нарушения этического характера

Например, совершенно безосновательно подвергла восьмерых детей колоноскопии. При колоноскопии в задний проход вводится эндоскоп, и ощущения при этом исключительно неприятные. К тому же это рискованная процедура (кстати сказать, одному из этих бедных ребятишек случайно повредили кишечник), так что медицинские показания к ее проведению должны быть самыми серьезными. А ведь в данном случае речь идет о больных детях! Навязывание им колоноскопии и других инвазивных процедур иначе как надругательством и не назовешь.

К 2004 г. Дир накопал столько причин для сомнений в достоверности исследования Уэйкфилда, что десять соавторов последнего убрали свои имена из его статьи. Медицинский совет, регулирующий деятельность медиков в Великобритании, начал расследование. Несколько лет спустя, в 2010 г., после того как в связи с данной статьей был выявлен целый ряд нарушений и злоупотреблений, Медицинский совет принял решение лишить Эндрю Уэйкфилда и одного из его коллег, Джона Уокера-Смита, лицензии на медицинскую практику. В 2011 г. British Medical Journal опубликовал три статьи Брайана Дира: тот утверждал, что работу Уэйкфилда следует считать не просто ошибочной и недобросовестной, но фактически мошеннической.

Тиомерсал — ошибочно обвиненный

К моменту опубликования статьи Дира и потери Уэйкфилдом лицензии на медицинскую практику последний уже проживал в Соединенных Штатах, покинув родину еще в начале 2000-х гг. Сообщество антипрививочников приветствовало его как своего рода героя. В это сообщество входило несколько видных политиков: Джон Керри, Крис Дод, Джо Либерман и наш старый знакомый Дэн Бертон, который в 1997 г. занял пост председателя Комитета по надзору и правительственным реформам, наделявший его весьма значительными полномочиями.

У Кристиана, внука Бертона, симптомы аутизма начали проявляться в еще младенческом возрасте. Желая найти виноватых, обезумевший от горя дедушка связал болезнь с серией прививок, которые были сделаны ребенку несколькими неделями ранее. В частности, Бертон сосредоточился на веществе под названием тиомерсал (или тимеросал — оба варианта правильные), антисептике, крошечное количество которого добавляется в вак- цины в качестве консерванта. Тиомерсал — это ртутьсодержащее соединение, а ртуть, как известно, вызывает повреждения мозга. Казалось бы, связь была очевидной. Так, да не совсем.

Говоря о токсичности того или иного вещества, следует помнить о важном факторе — дозировке. Хотя все мы читали детективные истории о том, как убийца отравил свою жертву мышьяком, для должного функционирования наш организм нуждается в очень маленьких дозах этого вещества. (Зафиксированы даже случаи пристрастия к мышьяку). В то же время всем известно, что без воды нет жизни… но если выпить слишком много воды, то можно умереть. В обоих случаях важна дозировка. Количество тиомерсала, используемого в вакцинах, настолько крошечное, что трудно представить, какой вред он может нанести. Не следует забывать также и вот о чем: отравление ртутью проявляется весьма специфическими симптомами, которые ни разу не были зарегистрированы при употреблении упомянутого препарата.

И еще один нюанс. Тиомерсал — это ртутьсодержащее соединение. Соединения обычно ведут себя совсем не так, как составляющие их элементы по отдельности. Приведем пример: не стоит глотать натрий, ведь он взрывается при попадании в воду, а хлор во время Первой мировой войны использовался как оружие — это ядовитый газ. Но вместе они образуют хлорид натрия — поваренную соль. Аналогично, ртуть в тиомерсале связана с другими элементами. Попадая в кровь, тиомерсал распадается, и одним из продуктов распада, содержащим ртуть, является этилртуть. Она выводится из организма примерно через две с половиной недели.

Получается, что тиомерсал не причиняет здоровью никакого вреда

Однако, может быть, это голословное утверждение? Даже если несколько масштабных клинических исследований не выявили никаких негативных последствий использования тиомерсала в вакцинах, то это еще вовсе не означает, что их нет. Возможно, все дело в том, что обнаружить связь между тиомерсалом и аутизмом не так-то просто. Логично? Да, если не считать того, что в нашем распоряжении имеется одно весьма убедительное свидетельство. В конце 1990-х гг. производители вакцин, напуганные активной деятельностью антипрививочников, заменили тиомерсал другими консервантами. На этот шаг они пошли не потому, что считали препарат опасным. Просто в их памяти еще были свежи воспоминания о масштабных скандалах с силиконовыми грудными имплантатами, и им вовсе не хотелось ввязываться в многомиллиардный коллективный иск, решения по которому будут приниматься на основании псевдонаучных доводов.

Так что будь Бертон и другие антипрививочники правы относительно вреда тиомерсала, мы бы определенно наблюдали сокращение случаев аутизма, после того как это вещество перестали применять в вакцинах. Однако на самом деле число заболеваний продолжило расти. Это особенно примечательно, если учесть, что, как мы уже отмечали, все больше родителей сегодня, поддавшись панике, отказываются прививать детей.

Давайте разберемся. Итак, уровень вакцинации катастрофически упал, однако на этом фоне все больше детей заболевают аутизмом. Если следовать логике антипрививочников, должна бы наблюдаться совсем иная картина, разве нет?

Другие вакцины

Когда вопрос с тривакциной вроде бы прояснился, некоторые антипрививочники переключились на другие вакцины и развернули против них настоящие кампании, запугивая общественность. Так, от них можно часто услышать заявление о том, что смертельная болезнь полиомиелит якобы распространяется полиовакциной. Поскольку сам недуг был впервые выявлен в первой половине XIX в., а вакцины против полиомиелита появились только в середине XX в., после чего частота случаев заболевания резко сократилась, это выглядит довольно странно.

Согласно одной из версий антипрививочников, полиомиелит практически вымер сам, а вакцинация его воскресила

Цифры рассказывают нам иную историю. В конце XIX в. в развитых странах частота случаев полиомиелита действительно незначительно сократилась, в основном, благодаря достижениям гигиены. Но по современным стандартам она все еще оставалась крайне высокой. Первая вакцина против полиомиелита, введенная в широкое употребление, была создана американским вирусологом Джонасом Солком в 1955 г. Официальные данные показывают, что в период с 1954 по 1961 г. ежегодная частота случаев полиомиелита снизилась примерно на 96,5% — с 38 476 до всего 1312. К 1994 г. заболевание было искоренено на обоих американских континентах. Как-то это мало похоже на воскрешение болезни вследствие появления вакцины!

Еще одна излюбленная мишень антипрививочников — ежегодные прививки от гриппа. Они часто приводят такой пример: проводившаяся в США в 1976 г. кампания по вакцинации против свиного гриппа убила больше людей, чем сам грипп. Подобная статистика неизменно производит удручающее впечатление, однако давайте разберемся, как все обстояло на самом деле. В феврале 1976 г. была зарегистрирована вспышка свиного гриппа: на военной базе в Форт-Диксе от него умер один солдат, и были госпитализированы еще четверо. Медики обнаружили, что этот штамм гриппа очень похож на штамм, убивший миллионы людей по всему миру в 1918 г., и поэтому порекомендовали провести массовую вакцинацию. Из-за политических и прочих препон вакцинация началась лишь в октябре, то есть девять месяцев спустя; за это время грипп, проигнорировав все прогнозы, так и не вышел за пределы Форт-Дикса. Вскоре после вакцинации умерло трое пожилых людей; хотя не имелось ни малейших медицинских оснований увязать эти смерти с вакциной, журналисты тогда словно с цепи сорвались.

Упоминалось также о том, что в результате вакцинации у некоторых развилось тяжелое нервно-мышечное расстройство — синдром Гийена-Барре. В связи с этим были проведены специальные исследования, установившие, что вероятность появления данного синдрома была незначительна: примерно 1 случай на 100 000 вакцинаций. Исследования вакцин, используемых против гриппа в последующие годы, практически не выявляют такой зависимости: синдром Гийена-Барре развивается лишь у 1−2 человек из 1 млн тех, кому была сделана прививка.

В целом тогда, в 1976 г., ситуация сложилась весьма необычная. Вспышка была неожиданной, короткой и ограничивалась очень маленькой территорией. К тому же кампания по вакцинации была проведена крайне неумело. Всего вакцинации подверглось 48161019 человек. В общей сложности после прививок умерло, по самым максимальным подсчетам, около 25 человек (для сравнения: в США каждый год приблизительно 50 человек, то есть в два раза больше, погибает от удара молнии). Вполне возможно, что в реальности это число было намного меньше; также вероятно, что смерть ни одного из этих людей не была непосредственно связана с вакцинацией.

А что, если бы свиной грипп 1976 г. действительно распространился? Мы могли бы ожидать по меньшей мере такого же количества смертей, как и в обычный гриппозный сезон. Для США это составляет около 30 000 случаев.

Вспомните об этом в следующий раз, когда кто-нибудь заведет разговор об опасности прививок от гриппа.

Материал предоставлен платформой «Теории и практики»