Казалось бы, сегодня, когда все мы сделались опытными вирусологами и эпидемиологами, а пандемия COVID-19 распространилась по всей планете, картина ее начала общеизвестна. Где-то в конце 2019 г. на рынке Хуанань в китайском городе Ухань коронавирус SARS-CoV-2 передался от летучих мышей людям — возможно, при посредничестве панголинов или других животных, которые здесь продавались, в том числе и живыми. К 31 декабря, когда о вспышке стало известно, число выявленных зараженных достигло 266. 1 января 2020 их стало 381 — и дальнейшая история пандемии еще далеко не закончена. Тем не менее, оглядываясь назад, можно заметить, что в предыстории далеко не все так достоверно и ясно. Даже связь вспышки с рынком Хуанань остается под большим вопросом, а первый официально заболевший — «нулевой пациент» глобальной пандемии COVID-19 — до сих пор не установлен.

Строго говоря, нулевым пациентом называют первый зарегистрированный случай инфекции в той или иной популяции. Так, для России им оказался Игорь Субботин, который привез коронавирус из Милана и получил диагноз 27 февраля. В США нулевым пациентом называют 35-летнего жителя штата Вашингтон, вернувшегося из поездки в Ухань 15 января и 19-го попавшего в больницу. Однако кто и когда стал «нулевым» во всем мире?

Одно из самых ранних сообщений об эпидемии новой атипичной пневмонии Wikimedia Commons Одно из самых ранних сообщений об эпидемии новой атипичной пневмонии, которое стало распространяться в Ухане с 30 декабря 2019 г.

Пациенты номер ноль

В январе в журнале Lancet было опубликовано исследование первых 41 госпитализированных в Китае. Его авторы пришли к выводу, что самый ранний случай новой коронавирусной инфекции был зарегистрирован 1 декабря 2019 г., у мужчины, который, по любопытному совпадению, никакой связи и контактов с рынком Хуанань не имел. В феврале Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний представил новый обзор уже 425 ранних случаев, отметив, что первый подтвержденный диагноз был поставлен 8 декабря. Но в марте «легенда» снова изменилась.

Ссылаясь на закрытые официальные документы, доступ к которым получили журналисты South China Morning Post, издание сообщило, что нулевым пациентом COVID-19 стал 55-летний житель Уханя, заболевший еще 17 ноября. Несмотря на это, чуть позже вышла публикация авторитетного The Wall Street Journal, согласно которой первый в мире случай новой коронавирусной инфекции был зарегистрирован намного позднее, 10 декабря. Называлось даже имя нулевого пациента — точнее говоря, пациентки, 57-летней Вэй Гуйсянь (Wei Guixian), торговавшей морепродуктами на злополучном рынке.

По данным издания, 10 декабря, когда женщина впервые почувствовала недомогание, она была на работе, а на другой день впервые пришла в клинику. Не ощутив никаких улучшений после прописанных процедур, она обратилась в более крупные больницы и 16 декабря дошла до одной из центральных — Объединенную клинику Уханя (Wuhan Union Hospital), где медики уже связали этот случай с несколькими другими. 27-го ставшая впоследствии всемирно известной пульмонолог Чжан Цзисянь (Zhang Jixian) сообщила властям о болезни, вызываемой новым коронавирусом. Число официально заболевших к тому времени превысило 180 человек.

Врач отделения пульмонологии и реаниматологии Shen Bohan, Xinhua Чжан Цзисянь возглавляет отделение пульмонологии и реаниматологии Клиники китайской и западной медицины провинции Хубэй КОПИРАЙТЫ: Shen Bohan, Xinhua

Ранние старты

Таким образом, мы имеем как минимум четыре версии о нулевом пациенте глобальной пандемии COVID-19, при этом самая ранняя датировка первого случая болезни указывает на 17 ноября. В пользу этой даты косвенно свидетельствуют и данные генетического анализа коронавируса. Судя по ним, SARS-CoV-2 мог передаться от животных людям еще 23 октября 2019 г., а возможно, — даже на месяц раньше — 25 сентября.

По-видимому, к декабрю болезнь уже давно незаметно распространялась за пределами города. Недаром 2 января заболела девочка из Янсиня, районного центра, находящегося в 150 км от него, — причем медики не обнаружили у нее никаких связей ни со злополучным рынком, ни с Уханем. Никто из контактировавших с семьей не покидал родного городка на протяжении более чем месяца, и не контактировал ни с кем, прибывшим из Уханя, — и как они заразились, остается неизвестным.

Все эти странности вполне объяснимы, если допустить, что распространение SARS-CoV-2 среди людей началось задолго до того, как китайские врачи обратили на нее внимание. Маловероятно, чтобы вирус однократно передался от летучей мыши к человеку — и с этого начались все масштабные последствия. Скорее всего, болезнь параллельно использовала несколько разных каналов распространения.

Промежуточные звенья

Самыми известными претендентами на роль такого промежуточного звена выступают панголины, у которых обнаружен штамм коронавируса, геном которого исключительно близок к «нашему» штамму. Вместе с тем, по данным журнала Nature, на рынке Хуанань ими не торговали — и цепочка от летучих мышей через панголинов к людям могла реализоваться где-то за его пределами. Но ей одной дело вряд ли ограничилось.

Тигрица Надя из Зоопарка в Бронксе Julie Maher, Bronx Zoo 4-летняя тигрица Надя из Зоопарка в Бронксе заболела 27 марта 2020 г.

За прошедшие несколько месяцев зарегистрировано достаточно случаев заражения животных SARS-CoV-2. Широкую огласку получила передача коронавируса львам и тиграм, живущем в одном из зоопарков в Нью-Йорке. Лабораторные эксперименты показывают, что собаки, свиньи и курицы не слишком восприимчивы к инфекции, зато кошачьи, приматы и даже грызуны (хорьки) вполне способны подхватить новую болезнь.

По словам Бенджамина Коулинга (Benjamin Cowling) из Гонконгского университета, «вполне вероятно, что заражение на рынке началось не с животного, а с уже инфицированного человека». А это, согласитесь, уже совсем другая история. И хотя многие эксперты полагают, что с имеющимися данными мы, возможно, никогда и не выясним достоверно имя нулевого пациента пандемии COVID-19, — разобраться в ее первых шагах исключительно важно.

За последние годы в сходных обстоятельствах стартовали и другие коронавирусные вспышки, включая эпидемии SARS и MERS. Происходит это с пугающей частотой — и, видимо, будет происходить, пока мы не поймем, с чего все начинается и как раскручивается механизм вирусной пандемии.