Как бы жутко это не прозвучало, но после смерти тело продолжает жить: в нем протекают химические процессы, оно может издавать звуки и даже двигаться, в нем запускаются особые процессы, конечно, отличные от обеспечения жизнедеятельности человека, но не менее важные с биологической точки зрения. Да, это жизнь в переносном смысле слова, но с момента остановки сердца тело представляет собой целую эволюционирующую экосистему, живущую по своим законам.

Сердце остановилось, кровь перестала циркулировать по телу, кислород, участвующий во всех жизненно важных процессах, больше не поступает. В этот момент, практически сразу после смерти, клетки начинают испытывать кислородное голодание, запускается процесс автолиза, проще говоря — начинается самопереваривание, которое сначала запускается в богатой на ферменты печени, а потом и в других органах. Клетки и ткани под действием собственных гидролитических ферментов начинают растворяться, структурные молекулы разрушаются. Автолиз в природе запускается не только в результате смерти, но и при других физиологических процессах. Метаморфоз (когда гусеница превращается в бабочку, или головастик — в лягушку) также сопровождается автолизом.

Постепенно температура тела снижается до атмосферных значений (тело остывает примерно на 0,8 градусов Цельсия в час), следом запускается трупное окоченение. Все тот же кислород отныне не участвует в образовании аденозинтрифосфорной кислоты (АТФ), имеющей большое значение в обмене энергии и веществ в организме. АТФ отныне не гидролизуется с кальцием и его ионы перебираются из межклеточной жидкости в поперечнополосатые мышцы, из-за чего формируется стойкая мышечная контрактура, проще говоря сокращение.

В первые часы после смерти мышцы становятся мягкими. Трупное окоченение развивается обычно от двух до пяти часов после смерти и к концу первых суток охватывает уже всю мускулатуру. Мышцы становятся плотными, уменьшаются в объеме, теряют эластичность. Суставы фиксируются в состоянии неподвижности. Окоченение мышц развивается в определенной последовательности: сначала мышцы головы, затем шеи, передних конечностей, туловища, задних конечностей. Мышцы-сгибатели являются более мощными, чем разгибатели, поэтому у тела не до конца сгибаются верхние конечности в локтевых суставах, кисти полусжимаются, нижние конечности также полусогнуты в тазобедренных и коленных суставах. Трупное окоченение сохраняется до двух-трех суток, а затем исчезает в той же последовательности, в какой и возникает. Следом запускается ферментативное разложение.

После смерти иммунная система перестает работать, бактерии и микробы, коими организм просто кишит при жизни, теперь никем не сдерживаются и свободно путешествуют по телу. Больше всего «жителей» в пищеварительной системе, оттуда и начинается их «банкет». Сначала бактерии медленно поглощают кишечник, питаясь химическим «компотом», вытекающим из клеток, затем переключаются на окружающие ткани.

Примерно через 20 часов бактерии добираются до печени, а на распространение по всему телу у них уходит чуть более двух суток. С этого момента начинается смерть уже на молекулярном уровне: ткани организма полностью распадаются, превращаясь в газы и жидкости. Постепенно в теле нарастает давление газов, они начинают выходить из отверстий организма. Порой давление столь высоко, что лопается брюшная полость. В этот момент разлагающийся организм начинает взаимодействовать уже с окружающей средой, привлекая внимание внешних микробов, микроорганизмов, насекомых и падальщиков.

Таким образом экосистема трупа перестает быть ограничена собственным телом, и начинается длительный активный химический и пищевой обмен, в результате которого остается только костная ткань.