Врач-психиатр и психолог из Казани Александр Граница написал очень личную и трогательную книгу о психических расстройствах и своей работе.
Редакция ПМ
Книга недели: «Безумие ли?»

Книга: «О чем думают растения. Постигая устройство природы»

Автор: Александр Граница

Издательство: АСТ, 2018

О книге

Эту книгу очень просто читать: шрифт крупный, страниц мало, есть картинки (правда, черно-белые). Думается, это неслучайно: Александр Граница очень старается повлиять на то, как сограждане воспринимают пациентов с расстройствами психики и врачей, которые их лечат, и все делает правильно: никого не ругает и не стыдит, не заваливает сложными терминами, не давит авторитетом. Он просто рассказывает истории и снабжает их пояснениями специалиста — о том, какие бывают диагнозы и симптомы, методы терапии и прогнозы. Рассказы очень разные: некоторые действительно помогают понять, что такое болезнь (как рассказ про шизофрению), другие написаны в жанре «Записок юного врача», содержат лирику — и никаких обобщений.

Вот, например, история, о мужчине, которому казалось, что его преследуют и хотят убить; больше всего он переживает за жену и ребенка, поэтому молча, чтобы не вовлечь в «историю» близких, решает покончить с собой. После неудачной попытки убить себя мужчина оказывается в лечебнице, где, после курса транквилизаторов и психотерапии, наконец признается во всем врачу. Диагноз — параноидная форма шизофрении.

Дальше следует подробный рассказ о том, что это такое и как это видят врачи. Читатель запоминает новые слова: кататония, аутизация; чем больше новых слов и понятий, стоящих за ними, тем менее ужасным выглядит поведение пациента. Граница дает имена всему, что в обыденной речи называется «странное» и «ненормальное», каталогизирует симптомы. За одно это хочется дать ему какую-нибудь премию, но самое важное — всегда в конце главы. Это рассказ о том, что будет дальше с таким пациентом, и набор простых истин: важно закончить прописанный врачом курс препаратов, важно общаться и поддерживать, не оставлять человека одного. «Известны методы, основывающиеся на социальном вовлечении, — пишет Граница, — совместная жизнь со здоровыми людьми, выполнение простейших бытовых задач, стирка, приготовление пищи, уборка, совместный просмотр фильмов». Ужас, который вызывает слово «шизофрения», развеивается: в самом деле, разве может быть совсем уж страшным то, что лечится стиркой и сериалами.

Граница — и медик-психиатр, и психолог; он и выписывает лекарства, и разговаривает с пациентами о том, что с ними происходит. Кроме того, ему приходилось часто и много разговаривать с родственниками пациентов, поэтому он знает, как психические расстройства сказываются на близких пациентов. Автор пытается избавить читателя не только от страха сойти с ума самому, но и от страха за родных и любимых. Есть, например, рассказ о «буйном» пациенте с эпилепсией, которого приходилось связывать, чтобы он не навредил медсестрам, и о его скором выздоровлении.

Но избавлять читателей от страхов у Границы получается не всегда. В книге есть очень тяжелые истории — о том, как медленно, постепенно теряя память, мучаясь от страхов и галлюцинаций, уходят из жизни пациенты со старческими расстройствами нервной системы. Ободряющих выводов в этих главах нет, это просто честные рассказы о том, как бывает. Здесь Граница как будто забывает о заявленной цели своего труда — снять стигму с пациентов — и просто описывает то, что видел.

Одна из последних глав посвящена рассказу о пациентке с биполярно-аффективным расстройством. О нем в последние несколько лет стали писать довольно много, и пугает оно не так, как пресловутая шизофрения, поэтому читателю есть с чем сравнивать, и рассказ Границы, возможно, окажется не лучшей иллюстрацией расстройства и не лучшим рассказом о том, как его лечат — за исключением, может быть, деталей психотерапии. Конец истории такой же как в главе про шизофрению: девушка пошла на поправку благодаря длительной терапии и регулярному приему лекарств. В тексте легко увидеть самого автора, внимательного умного врача с несколько романтическим взглядом на жизнь, а пациентку — сложнее.

В конце Граница дает довольно сухой ликбез по истории психологии и психиатрии и словарь, но остается ощущение, что ему на самом деле хотелось литературы, а не научпопа: снежинок за окном клиники, цитат из речи пациентов, обобщений о возможностях и границах возможностей разума. Может быть, когда-нибудь он напишет о пережитом сборник рассказов, не отвлекаясь на энциклопедические данные — и эта книга выполнит ту задачу, которую был призван выполнить маленький томик «Безумие ли?»

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.