Одни из самых крупных слизней на земле превратили процесс размножения в борьбу полов; победитель становится папой, а не мамой. И это при том, что слизни — гермафродиты.
Все, что вы не хотели знать о банановых слизнях

У слизней непростая половая жизнь. Во‑первых, они гермафродиты, и способны оплодотворять самих себя. Есть у них способность и к обмену половыми клетками друг с другом: каждый участник вооружен и женскими, и мужскими половыми органами, поэтому, когда пара встречается, каждый слизень оголяет мужской половой орган, обычно скрытый в толще тела моллюска возле его головы, и касается женского органа партнера.

Происходит взаимное оплодотворение, причем каждый из партнеров стремится стать отцом, а не матерью (отцовство — менее энергозатратная стратегия): для этого слизни колют друг друга шипами, высвобождающими вещество, стимулирующее другого принять чужие сперматозоиды. Чей укол окажется точнее, тот и «выиграл».

Огромные (до 25 см в длину) банановые слизни из рода Ariolimax и родственный им вид Deroceras laeve еще сильнее усложнили этот и без того запутанный процесс. В ходе оплодотворения пенисы этих слизней запутываются так, что распутать узел порой бывает сложнее, чем разрубить; в этой ситуации один из моллюсков откусывает мужской половой орган другого (или, реже, свой собственный). Орган не регенерирует; впрочем, жертва остается способна к продолжению рода — но только в качестве женской особи.

Такая стратегия называется по‑английски apophallation; на русском языке специального термина, по‑видимому, не существует.