Возможно, американскому президенту повезло родиться с редкой генетической особенностью, которая позволяет высыпаться не за 8, а за четыре часа. Сомнологи изучают феномен сниженной потребности во сне уже давно, и кое-что о нем узнали. Правда, превратить обычного человека в малоспящего они пока не могут.
Редакция ПМ
Почему Дональд Трамп спит по четыре часа в сутки?

Президент США Дональд Трамп прошел ежегодный медосмотр, и его личный врач, Ронни Джексон, заявил, что его подопечный спит 4−5 часов в сутки. «Он просто один из таких людей, которым не нужно много сна», — пояснил доктор. Трамп и раньше говорил об этом. Во время президентской кампании он рассказывал, что трех-четырех часов сна ему хватает, а потом он начинает ворочаться и волноваться о том, что случилось, пока он спал.

Дональд Трамп — не единственный человек, который спит меньше средних восьми часов. Многие известные люди говорили о том, что им не нужен здоровый сон, без которого большинство чувствует себя разбитым и несчастным, в частности генеральный директор корпорации PepsiCo Индра Нуи и бывший коллега Трампа Барак Обама.

Феномен низкой потребности в сне до сих пор плохо изучен. Весьма вероятно, например, что эту особенность во много обуславливают генетические факторы, но какие именно гены отвечают за потребность во сне — открытый вопрос. Пока ответа на него (и на многие другие вопросы) нет, низкая потребность во сне считается сомнологическим расстройством — даже несмотря на то, что многие малоспящие чувствуют себя отлично и на свои особенности не жалуются. Врачи склонны считать, что за многими утверждениями о том, что отдыха в 3−4 часа человеку достаточно, стоит хроническая деривация сна.

Генетик Ин-Хуэй Фу (Ying-Hui Fu) из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, изучает феномен низкой потребности во сне уже 20 лет, и пришла к нескольким заключениям. Во‑первых, ученые почти ничего не понимают в регуляции сна (и это очень важный вывод). Во‑вторых, малоспящие проявляют свою особенность уже в детстве или в подростковом возрасте и сохраняют всю жизнь, поэтому если человек всю жизнь спал по восемь часов, а затем неожиданно переключился на режим с 3−5 часами сна, это вряд ли сниженная потребность — скорее, расстройство сна, которое лучше вылечить.

В-третьих, у малоспящих обычно отличные отношения со сном: они легко засыпают и просыпаются бодрыми и активными. Если человек мало спит, но при этом страдает бессонницей и разбит по утрам, это не сниженная потребность — это опять-таки расстройство сна.

В-четвертых, малоспящие отчасти обязаны своей особенностью повышенной активностью гена DEC2, который участвует в регулировании циркадных ритмов.

Фу выявила и другие гены, по‑видимому, связанные с продолжительностью сна, но работа по их поиску занимает много лет — нужно исследовать установившиеся графики сна, кроме того, Фу и ее коллегам нужны подопытные малоспящие, а такие люди составляют меньше одного процента населения Земли, и встретить их нелегко.

Большая часть добровольцев в лаборатории Фу — физически здоровые, активные люди в возрасте от 40 до 70 лет, а одномы было все 90. Фу предполагает, что сниженная потребность во сне влияет на продолжительность жизни, однако, чтобы утверждать наверняка, у нее слишком мало данных.

Фу мечтает однажды разгадать секрет сниженной потребности во сне и найти способ сделать человека, которому нужны все восемь часов ночного отдыха, в малоспящего — со всем свободным временем и (возможно) пользой для здоровья, которые, по‑видимому, прилагаются к этому редкому дару.

Понравилась статья?
Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей.
Спасибо.
Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.