Мозг среднего слона вдвое больше рекордно огромного человеческого мозга. Казалось бы, думать такой большой головой должно быть гораздо легче, и у слонов давно должны появиться язык, орудия труда и цивилизация. Если всего этого нет, значит, дело на в параметрах мозга. А в чём?

В 1903 году Марк Твен написал, что считать, будто бы эволюция прошла долгий путь ради того, чтобы появился человек так же нелепо, как полагать, будто Эйфелеву башню строили ради последнего мазка краски на её верхушке. Эволюция — это вообще не синоним прогресса, это просто изменения во времени. А мы — даже не самый молодой вид на планете: в одном только озере Виктория в Африке за последние 14,5 тысяч лет появилось 500 новых видов рыб цихлид, в то время как люди современного типа жили в Африке, по последним данным, уже 300 тысяч лет назад.

И тем не менее что-то уникальное в нас есть — то, что позволяет изучать нам самих себя и, собственно, предположить, что в нашем мозге есть что-то уникальное. Это мы рассматриваем других животных под микроскопом, а не они нас — значит, что-то в нас есть. Чем же определяется разница? Какими характеристиками мозга?

Первое, что приходит в голову — параметрические различия: размер, объём, масса. Если сознание рождается в мозге, можно предположить, что чем больше мозга, тем больше сознания. Но возьмём хотя бы слонов: мозг у них намного больше нашего, а такого сложного поведения, как у нас, нет.

Может быть, дело в количестве нервных клеток? Ответить на этот вопрос попыталась Сюзана Геркулано-Хаузел (Suzana Herculano-Houzel), бразильский нейробиолог. Среднее число клеток в человеческом мозге и его разных отделах известно, а для других животных — не всегда, особенно для тех видов, которые нечасто встретишь в лаборатории. Поэтому считать число нейронов в слоновьев мозге Геркулано-Хаузел пришлось самой (на помощь пришли студенты).

Оказалось, что во всём 5-килограммовом мозге африканского слона нейронов втрое больше, чем в 2-килограммовом человеческом: 257 миллиардов против наших 86. Но распределены они совсем по‑разному. Большую часть нейронов мозга слона составляют нейроны мозжечка. Это верно и для всех других млекопитающих, но у всех остальных нейроны мозжечка — это не больше 80% мозга, а у слона — все 98%. Нейронов же коры больших полушарий мозга, которые отвечают за высшие нервные функции, в том числе (как сейчас принято считать) и за сознание, у слонов всего 5,6 миллиардов, в то время как у человека — целых 16. Эта разница в числе нейронов коры может быть самым простым ответом на вопрос о том, почему слоны с их большим мозгом не летают на Луну и даже не изобрели колеса.

По абсолютному числе нейронов коры больших полушарий млекопитающих можно выстроить вот в такой ряд:

А по массе мозге — вот в такой:

Как именно из миллиардов нейронов коры больших полушарий рождается сознание, мы пока не знаем. Учёные даже не уверены в том, что дело исключительно в коре — возможно, разум возникает там, где есть слаженная работа между нейронами разных отделов мозга. Но пока можно теоретизировать о важности роли, которую нервные клетки коры играют в работе мозга, и через неё объяснять наше превосходство над большими слонами.