На этот раз мы рассказываем о большо труде большого учёного. Макс Тегмарк, профессор MIT, физик и космолог, делится своими взгядами на устройство Вселенной — которая, по его мнению, суть математическая структура.
Книга недели: «Наша математическая Вселенная»

Книга: «Наша математическая Вселенная»

Автор: Макс Тегмарк (Max Tegmark)

Вышла: 2017 год

Издательство: АСТ: CORPUS

Язык оригинала: английский

Оригинальное название: Our Mathematical Universe

Об авторе

Макс Тегмарк — учёный с мировым именем: две сотни публикаций, постоянные упоминания в СМИ. Анализируя данные космического аппарата WMAP, Тегмарк вместе с женой, Анжеликой де Оливейра-Коста, доказал, что космос не везде одинаковый — некоторые математические ухищрения позволяют обнаружить проходящую через всю Вселенную ось симметрии, которой вообще-то не может быть, потому что не может быть никогда. Больше всего на свете Тегмарк любит рассуждать о том, что всё в мире управляется математикой, и если существует непротиворечивое математическое описание чего-нибудь, то это что-то обязательно где-нибудь найдётся. Чтобы его сложные математические выкладки поняли не только коллеги-профессора, он написал популярную книгу «Наша математическая вселенная», в которой объясняет зубодробительно сложные вещи очень простым языком.

О книге

Если верить Тегмарку, всё есть математика, и наоборот. Но прежде чем приступить к доказательству этого главного тезиса, учёный мягко вводит читателя в курс дела, начиная, по традиции всех популяризаторов наук о космосе, с древних греков. Постепенно читатель как будто самостоятельно доказывает, что Земля круглая, Солнечная система — наша Родина, а тепловая смерть Вселенной неизбежна. Упор Тегмарк делает, конечно, на то, что сам знает очень хорошо — на красное смещение галактик, которым долго занимался сам, на реликтовое излучение, исследуя которое, сделал своё главное открытие, и на теорию Большого Взрыва (ту, которая теория, а не популярный ситком).

Проследив за рассуждениями автора, можно хотя бы приблизительно разобраться в том, в чём разобраться невозможно принципиально — например, в теории о том, что мир имеет форму бублика (тора), но при этом остаётся бесконечным. По пути Тегмарк ставит кучу вопросов. на которые сам же и отвечает. Такой формат очень упрощает знакомство со сложными принципами современной космологии. Вот пример: как за конечное время Большого Взрыва появилось бесконечное пространство? Сперва надо прочитать всю предыдущую главу про инфляцию пространства, но зато когда читатель эту главу освоит, станет ясен ответ, который звучит так: «Инфляция порождает бесконечное число галактик и продолжается вечно».

Рассказав всё, что можно рассказать про Большой Взрыв без уравнений и графиков, Тегмарк приступает к вещам совсем уж фантастическим, вроде мультиверса и параллельных вселенных. Он объясняет, что гипотезы о параллельных вселенных — это (пока) даже не теории, а намёки на теории, которые физики выстроят или не выстроят в будущем. Без обиняков Тегмарк резюмирует мнение, которое сегодня господствует в научном сообществе касательно гипотез о мультиверсе и всех, кто упражняет ум их разработкой. «Хотя эти параллельные вселенные остаются предметом споров, основная критика в их адрес поменялась с «Это не имеет смысла, и я это ненавижу» на «Я это ненавижу»». Приятно читать серьёзных учёных, у которых всё в порядке с чувством юмора.

Так, постепенно усложняя тему и уходя от специальных вопросов к общим, Тегмарк подводит читателя к тому, ради чего всё затевалось — к рассказу о своей гипотезе математической Вселенной (ГМВ). Вот два её постулата:

1. Существует внешняя физическая реальность, совершенно независимая от людей.

2. Наша внешняя физическая реальность является математической структурой.

Эта гипотеза при должном развитии может претендовать на роль Священного Грааля физики — Общую теорию всего, считает — или, скорее, верит — Тегмарк. Математические структуры, о которых идёт речь во втором положении ГМВ, вечны и неизменны, а в них всё существует как реализация в конкретных данных, как точки на графике функции существуют как часть функции. Такие точки — это, например, время и пространство. Человек — тоже математическая структура, только необычная — самосознающая.

Из двух положений ГМВ делается много выводов, физических и философских, о природе человека, знания и веры. В итоге книга, начавшаяся с рассказа о простых вещах — приливах, планетах, и параллаксах, превращается в математический катехизис. Автор так и говорит: не «я доказал мультиверс IV уровня», — что было бы шарлатанством, — а «я верю в мультиверс IV уровня». Поддерживает учёного в его истовой вере желание познать Вселенную. Перебрав существующие теории, намёки на теории и гипотезы, он выбрал ту, которая не предполагает принципиального порога возможности проникновения в суть вещей — и сделал её своей религией. От фанатика его отличает только то, что Тегмарк допускает, что его вера ошибочна. Если этому однажды найдётся доказательство, учёный, конечно, признает своё поражение. Но будет при этом бесконечно печален.