Фермерские органы

Фермерские органы

Ученые все увереннее говорят о создании межвидовых гибридов человека и животных и выращивании в них готовых органов для пересадки. Ну, а нам пора задуматься о последствиях получения таких химер и их будущих правах.

Представьте, что один профессор заверяет вас, будто есть способ выращивать новые органы — почки, печень и все, что понадобится, — для всех, кто нуждается в них. Самые настоящие живые органы, генетически идентичные клеткам пациента и не вызывающие реакции отторжения. «Ведь это просто прекрасно»! — искренне обрадуетесь вы. «Да, вот только этический комитет считает иначе, — замнется профессор в ответ. — Штука в том, что для этого нам нужно использовать животных… Формально говоря, даже не животных, а химеры. Организмы-гибриды, содержащие смесь клеток исходного животного и нашего пациента». Видимо, где-то тут вы крепко призадумаетесь.

Время для размышлений пока есть: технологии получения межвидовых химер для выращивания органов на пересадку еще не созданы. Однако ученые стремительно движутся к этой цели, и в 2017 году в журнале Cell появилась статья с подробным описанием методов создания такого гибрида, «свиночеловека».

До органов дело пока не дошло: работа лишь наметила путь дальнейших исследований, и химерные эмбрионы были уничтожены еще на ранних стадиях развития. Да и приживаемость человеческих клеток в организме свиней оказалась недостаточной, так что авторы сочли их не слишком подходящими «фабриками органов». Но если кому-то кажется, что на этом вопрос создания человеко-животных химер закрыт, то все как раз наоборот. Именно сейчас здесь начинается самое интересное.

Крысомыши

Все говорит о том, что эксперимент со свиньями провалился по очень банальной причине: мы слишком разные. Последний общий предок свиней и людей жил более 96 млн лет назад, даже чуть раньше, чем наш общий предок с мышами. Выбор пал на свиней из-за близких размеров тела и хорошо изученной физиологии. Однако для химеризации столь большое эволюционное расстояние оказалось препятствием непреодолимым, наши клетки просто разучились «говорить» друг с другом на одном «языке». Что никак не отменяет получение химер из более близких друг другу существ.

Такие гибриды уже были использованы для лечения реального заболевания. Пока, правда, только у лабораторных животных. Еще в 2010 году профессор Токийского университета Хиромицу Накаучи нашел остроумный способ преодолеть главное препятствие, отделяющее нас от неограниченного производства органов, — проблему закрепления чужеродных клеток в новом теле.

Дело в том, что при любой трансплантации клеток в эмбрион между ними неизбежно возникает конкуренция, и она тем сильнее, чем дальше виды друг от друга. Обычно в этой конкуренции побеждают клетки «хозяина», которых в химере просто больше. Свою роль играет и несовпадение в темпах развития эмбрионов, из-за чего «отставшие» клетки просто не находят себе места в организме и погибают. У свиньи беременность продолжается 114 дней, и чем дальше заходит развитие зародыша, тем меньше остается пересаженных клеток, так что к моменту появления на свет может вообще не остаться никаких следов трансплантации.

Но если в геном «хозяина» внести мутацию, нарушив развитие определенного органа, то химерному эмбриону не останется ничего иного, как использовать то, что оказалось под рукой, — материал «донора». В остальных тканях организм хозяина вытеснит чужаков, но орган образуют пересаженные клетки. Идея Хиромицу Накаучи увенчалась полным успехом, когда его команде удалось получить мышей с фрагментами крысиной поджелудочной железы — островками Лангерганса, которые отвечают за производство инсулина. Эволюционное расстояние между грызунами составляет около 21 млн лет и не оказалось большой проблемой.

В 2017 году группе Накаучи удалось сделать следующий важный шаг: использовать выращенные в химерах органы для лечения диабета. На этот раз виды поменялись местами: мышиные островки Лангерганса получали в теле крыс. Пересаженные мышам с искусственно вызванным диабетом, эти «инсулиновые фабрики» отлично прижились и более года — по мышиным меркам огромный срок — избавляли животных от симптомов болезни.

Человекосвиньи

Конечно, одной только поджелудочной дело не ограничится. Точно таким же образом можно получать почти любые органы, если знать, где в геноме находится соответствующий «выключатель». Уже сейчас идут эксперименты по выращиванию сердца и глаза (в «крысомышах»). Чиновники американских Национальных институтов здоровья (NIH), в 2000 году наложившие мораторий на финансирование подобных работ, в 2016-м пообещали изменить эту позицию.


Похоже, что при удачном стечении обстоятельств выращивание человеческих органов в химерах может быть делом ближайшего десятилетия. Однако прежде, чем это произойдет, обществу придется решить очень непростой вопрос об этическом статусе человеко-животных химер.

Впрочем, и без финансирования NIH только за 2015 год и только в США было получено около двух десятков «человекосвиней» и «человекоовец». В Великобритании такие работы — с некоторыми оговорками — получили одобрение официально, а испанский исследователь Хуан-Карлос Бельмонте удостоился даже личного благословения папы. Похоже, что при удачном стечении обстоятельств выращивание человеческих органов в химерах может быть делом ближайшего десятилетия. Однако прежде, чем это произойдет, обществу придется решить очень непростой вопрос об этическом статусе человеко-животных химер.

Опасения не так уж безосновательны. Получение таких гибридов разрушает одну из границ, которая до недавних пор была неприкосновенна и приобрела в нашей культуре почти сакральный статус, — межвидовую границу между людьми и не-людьми. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», — замечательный принцип, но как его применить к организму, который является человеком процентов на десять?.. А на шестьдесят?

Как быть, если речь пойдет о небольшом количестве клеток, относящихся к половой линии, что даст существу возможность производить полноценное (и полностью человеческое) потомство? Если это будут клетки, которые определяют внешние черты — лицо, волосы, фигуру? Мозг? Кстати, такие эксперименты с мозгом уже проводились. Мыши, в мозг которых были введены человеческие астроциты, клетки-«помощницы» нейронов, показали себя гораздо более сообразительными и обучаемыми, чем их собратья. Не следует ли таким мышам дать чуть больше прав, сообразно их интеллектуальным способностям? А если дело дойдет до шимпанзе, и без того довольно сообразительных? Вопросов много, а будет еще больше. Вспоминая, на каком интеллектуальном уровне в обществе ведется обсуждение по далеко не столь запутанной проблеме абортов, можно ожидать, что с химерами скучно точно не будет.

Статья «Фермерские органы» опубликована в журнале «Популярная механика» (№6, Июнь 2017).
Комментарии

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь,
чтобы оставлять комментарии.