Диагноз персонажей этой подборки — синдром саванта, или савантизм, редкое состояние, которое приводит к появлению выдающихся способностей в узкой области знания или неожиданных навыков. Савантизм иногда сопровождает врожденные расстройства и намного реже — черепно-мозговые травмы. В таких редких случаях пострадавшие от серьезных повреждений мозга люди вдруг обнаруживают склонность к музыке, изобразительному искусству или математическим вычислениям; иногда это полностью переворачивает их жизнь и карьеру. Зарегистрированных случаев приобретенного савантизма насчитывается около пятидесяти.
Пять черепно-мозговых травм, породивших гениев

1. Фракталы и математика

Однажды вечером Джейсон Паджетт вышел с подругой из караоке-бара и встретил нехороших людей. Паджетта избили и ограбили; он получил тяжелое сотрясение мозга и долго валялся в больнице. После выписки он начал замечать изменения в своем восприятии реальности: окружающий мир распадался на фрагменты, и только движущиеся объекты позволяли сложить цельную картинку и понять, что происходит вокруг. Чтобы осмыслить то, что он видел вокруг себя, Джейсон начал рисовать: получались замысловатые фигуры, круги и многоугольники.

Jason Padgett. Quantum Seashell. Jason Padgett. Quantum Seashell.

Склонностью к математике Паджетт никогда не отличался, поэтому понимание собственных рисунков пришло к нему не сразу: это были графики функций и фракталы. Кто-то из друзей подсказал ему перестать рисовать от руки и вооружиться линейкой и циркулем. Рисунки усложнялись, а с ними и вычисления, помогавшие новоявленному гению понять, что происходит перед его глазами. Подробный отчет о случае Паджетта можно прочитать на английском языке здесь.

2. Календарный гений

Фото

Случай Орландо Серрелла обошел все мировые СМИ. В результате травмы, полученной во время игры в бейсбол, у десятилетнего мальчика появилась способность мгновенно производить любые вычисления, связанные с календарем: он мог, к примеру, сказать, сколько раз за тысячу лет 12 марта приходилось на четверг, не задумываясь называл число дней между двумя произвольными датами и называл день недели в заданное число, месяц и год.

3. Скульптура

Перенесенная в детстве черепно-мозговая травма сделала Алонзо Клемонса не самым сообразительным ребенком в классе: в тестах IQ он набирал не больше 40−50 пунктов, зато подарила ему талант скульптора-анималиста. Первыми талант мальчика заметили учителя: Альфонсо сидел на задней парте и методично лепил зверей из пластилина. Когда у него отбирали пластилин, он собирал кусочки глины у дороги и лепил из них.

Фото

После школы Клемонс занялся скульптурой профессионально. По свидетельствам родственников он может меньше, чем за час, вылепить узнаваемую фигурку, даже если видел животное всего однажды по телевизору. По одной фотографии он создаёт анатомически верные трехмерные модели любых животных, но предпочитает копытных — лошадей, антилоп и быков. Его работы продаются на выставках за десятки тысяч долларов.

4. Музыка из молнии

История Тони Цикории полна удивительных совпадений. До того, как смертельно опасный инцидент сделал из него всемирно известного музыканта, он работал врачом-ортопедом и никогда не проявлял к музыке особенного интереса. В 1994 году гроза застала его у телефона-автомата; как только Цикория закончил разговор и вышел на улицу, в будку ударила молния. В чувство Цикорию привела женщина, стоявшая следом за ним в очереди к телефону; по случайности она оказалась медсестрой реанимации и смогла оказать ему первую помощь.

МРТ и ЭЭГ не показали никаких отклонений, однако через пару дней после инцидента Цикории захотелось музыки — так сильно, что он купил фортепьяно и начал учиться играть на нём. Через 12 лет после удара молнии Тони начал выступать на публике. С тех пор он выступает с оркестром и соло, играя Шопена и других классиков, а также композиции собственного сочинения, в том числе «Сонату молнии» (Lightning Sonata).

5. Джаз от удара головой

39-летний Дерек Амато отдыхал у бассейна и перекидывался с товарищем футбольным мячом. Один неверно рассчитанный прыжок — и Амато с разбега ударился головой о дно. Когда друзья выращили его на бортик, он был без сознания, а из ушей текла кровь. На восстановление ушло несколько недель; Амато частично потерял слух, начались проблемы с памятью.

Через нескоторое время после инцидента Амато был в гостях и увидел в углу старенький синтезатор. До травмы Дерек не умел играть ни на одном музыкальном инструменте; однако теперь пальцы сами легли на клавиши. Правая рука выводила мелодию, пальцы левой брали аккорды аккомпанемента. Амато играл шесть часов подряд. Повреждение мозга позволило ему вычленять из мелодии отдельные ноты и не задумываясь находить их на клавиатуре. В дальнейшем Амато сделал карьеру джазового музыканта и композитора.