Когда дело касается происхождения людей, учёные чуть ли не каждый день выдвигают новые гипотезы. Что сделало нас теми, кем мы являемся сейчас? Что заставляет нас оставаться собой? Впрочем, помимо гипотез, есть и вполне конкретные факты.

Кортизол. Изучение эволюции на молекулярном уровне показало, что всё могло пойти не так, как пошло, в очень давние времена. Сотни миллионов лет назад один из протеинов удачно мутировал, став рецептором для важнейшего гормона в нашем организме — кортизола. Кортизол является регулятором углеводного обмена организма, взаимодействуя с рецепторами в ядре клетки. Без него наша жизнь была бы совершенно другой (если бы была вообще).
Бросание различных предметов было важнейшей частью существования наших предков в древнейшие времена. Наши плечи и торс «заточены» под броски камней и копий, они вовремя накапливают и высвобождают энергию — этому во многом поспособствовала именно эволюция. Без умения бросать предметы (камни, а позже и оружие, сделанное своими руками) первобытные люди вряд ли бы выживали столь успешно.
DUF1220 — домен (подструктура) белка с неизвестной функцией, который, вероятно, помог человеческому мозгу развиться до огромного размера с высокой скоростью. Больше всего копий DUF1220 у человека — около 200, у человекообразных обезьян их 40 и меньше. Чем ближе родство к человеку, тем больше копий, и скорее всего это неслучайно.
Зубы людей с течением эволюции становятся меньше, тогда как мозг увеличивается. У других приматов картина полностью обратная. Кстати, толстая зубная эмаль — также только наша особенность.
Бабушки помогают нам жить дольше — и это неоспоримый факт. У других приматов о детях заботятся лишь матери, причём относительно недолго. Воспитание и забота бабушек позволяли людям лучше питаться, получать жизненные уроки и как результат жить гораздо дольше.
Кулаки прекрасно приспособлены для того, чтобы ими бить, и не случайно — это заслуга всё той же эволюции. Наши пальцы более короткие, чем у обезьян, их строение и расположение большого пальца позволяют нам сжать кулак и ударить противника без серьёзного вреда для себя. Ни одному другому примату такое не доступно.
Наши лица решили не отставать от кулаков и как следует приспособились к тому, чтобы принимать прямые удары. Кости становились крепче и могли выдержать самые жестокие схватки за еду, территорию и самок. Конечно, удары вражеских кулаков могут сломать человеку нос, но для эволюционного процесса это мелочи.
Герпес — очень древнее заболевание, присущее не только homo sapiens — он был у наших самых дальних предков ещё до того, как их можно было назвать людьми. Герпес первого типа ВПГ затронул их около шести миллионов лет назад, второго типа — около 1.6 миллионов. Причём скорее всего он достался нам от шимпанзе.
«Мурашки» или «гусиная кожа» знакомы всем нам, и этот рефлекс так же остался людям от самых дальних предков. На месте мурашек должны были находиться волосы, встающие дыбом в случае страха или раздражения. Подобная реакция есть у многих животных, но только у людей мурашки появляются от приятных ощущений — возбуждения, удовольствия и т. п.
Наконец, мы очень долго живём. Метаболизм человека заметно медленней, чем у других приматов, но именно он позволяет нам жить дольше. Да, нам нужно приложить заметно больше усилий, чтобы сжечь лишние калории, но разве это высокая плата за несколько лишних десятилетий жизни?

Человек и обезьяны действительно произошли от общего предка, отрицать это было бы странно (если вы, конечно, не ярый сторонник креационизма). Но именно видовая ветвь homo sapiens развилась до достаточного уровня, чтобы построить цивилизацию. И достигнуть такого культурного уровня, который позволил понять, как, собственно говоря, у нас это получилось.