Последние открытия позволяют предсказать будущие мутации вирусов и подготовиться к тому моменту, когда старые вакцины и лекарства перестанут действовать.
Как будет выглядеть вирус будущего
JAMES PROVOST

Эволюция касается как целых организмов и видов, так и мельчайших частиц живого — биомолекул. Наблюдая за эволюцией белков вирусов гриппа, Джесси Блум в исследовательском центре Фреда Хатчинсона в Сиэтле пытается понять логику изменений и предсказать следующую мутацию вируса гриппа. Если мы знаем, каким наш враг станет в будущем, мы можем

В данном случае интересны не сами вирусы, а их белки — крупные биомолекулы, состоящие из аминокислот. Состав белков записан в геноме вируса последовательностью нуклеотидов; малейшее изменение в ней — и белок получится другим: длинная молекула белка будет иначе сворачиваться в пространстве, вступать в реакции быстрее или медленнее, чем до мутации — или вообще не вступать.

Сейчас в распоряжении Блума появился настоящий музей вирусов: самые старые «экспонаты» здесь заставляли людей чихать еще в 1968 году. Имея перед глазами такие устаревшие вирусы, ученые объясняют, как именно они мутировали. Важно знать каждый шаг, каждую замененную аминокислоту на их пути к вирусу гриппа образца 2016 года.

Разумеется, не всякая мутация закрепляются: иногда изменение приводит к ухудшению функции, и мутация оказывается бесполезной или даже вредной. Однако не все мутации, которые кажутся бесполезными, являются таковыми. Выяснилось, например, что некоторые «подготовительные» изменения нужны только для того, чтобы могли совершиться последующие, которые без такой подготовки плохо сказались бы на всем вирусе.

Сейчас, когда это стало известно, начинается самая большая гонка вооружений в истории медицины: кто окажется быстрее — мутирующие вирусы или люди, заранее готовящие лекарства от будущих поколений вирусов?