Последние эксперименты говорят о том, что у мозга есть бэкап на случай отказа стандартной схемы. Мозг, как всегда, оказался еще сложнее, чем представлялось.

Гиппокамп — зона, в которой формируется долговременная память.

Для того, чтобы у нас сформировались долговременные воспоминания, нам нужен новый опыт и мозг. Когда происходит нечто новое — скажем, мы получаем необычный стимул — включается гиппокамп. Сначала между нейронами гиппокампа происходит очень сильное взаимодействие — устанавливается синаптическая связь. Затем наступает вторая фаза — долговременное удержание связи. Оба этапа процесса, инициация и поддержание, принципиально важны: без них новое впечатление каждый раз будет новым. Представьте, что каждый раз вы садитесь за руль как будто впервые.

Установление связи — это сложный процесс, в котором участвуют очень многие белки, а вот поддержание почти полностью зависит от PKM? — по крайней мере, так считалось раньше. Если ввести в систему ингибиторы PKM?, долговременная память не формируется — чем не доказательство роли именно этого фермента?

Почти все исследования памяти проводятся на мышах и со стороны выглядят совершенно одинаково: мышей бьют током в определенном участке пола, а потом проверяют, выучила ли мышь опасные зоны и старается ли их избегать. Нет — значит, опыт не закрепился, с памятью проблемы.

В эксперименте, о котором идет речь, участвовали обычные мыши и мыши-мутанты. Впрочем, мутация в них была всего одна: они не имели гена, который кодирует фермент PKM?. Соответственно, и сам фермент в их клетках не вырабатывался. Уверенные в том, что именно этот белок отвечает за обработку воспоминаний, Панайотис Цокас из Медицинского центра Университета Нью-Йорка и его коллеги очень удивились, когда мыши прекрасно обучались и не испытывали проблем.

Логично возникли две версии: либо PKM? не имеет никакого отношения к формированию воспоминаний (а как же предыдущие результаты?), либо у мозга есть альтернативная система, которая включается тогда, когда подводит основная.

После обнаружился другой белок — PKC?., который брал на себя функции удаленного из мозга мышей-мутантов PKM?. Его ингибиторы заставляют мутантов постоянно натыкаться на бьющую током поверхность клетки, забывая ранее приобретенный опыт. В то же время вещество, которым раньше «выключали» долговременную память, ингибитор «нормального» фермента, с мутантами не работает — ему не на что воздействовать.