Больше смертей, чем от рака, ДТП и столбняка, 10 миллионов погибших в год уже через 35 лет и перспектива вернуться к временам, когда каждая простуда и тем более каждая операция грозила летальным исходом: это все называется резистентность к антибиотикам, и угроза с каждым годом все более реальна

Пенициллин был открыт Флемингом в 1928 году. Распространение резистентности может отбросить нас назад, в эпоху без антибиотиков.
Review on Antimicrobial Resistance
Схема распространения гена резистентности

Первый отчет об этой проблеме был опубликован в 2014 году: тогда британского экономиста Лорда О’Нила попросили возглавить исследовательскую группу. Последний отчет появился сегодня, и его легко назвать алармистским: в нем говорится, что в 2050 году от неизлечимых антибиотиками болезней будет каждые три секунды умирать один человек. За два года, разделяющие эти документы, от устойчивых к лекарствам болезней погибло около миллиона человек.

Что происходит

Суть беды в том, что микроорганизмы, вызывающие болезни, стремительно приспосабливаются к веществам, которыми мы привыкли их лечить. Они способны в горизонтальному переносу генов — передаче участков ДНК особи, которая не является потомком передающей бактерии. Мутировавший ген, обеспечивающий невосприимчивость к лекарству, быстро распространяется.

В прошлом году ВОЗ инициировала программу полного уничтожения малярии в районе Большого Меконга (Камбоджа, Мьянма, Вьетнам). Такие радикальные и сложные меры потребовались потому, что появились первые случаи резистентности возбудителя малярии к последнему форпосту медицины — артемизинину. Если устойчивые к нему плазмодии доберутся до Африки, последствия будут катастрофическими.

Дельта реки Меконг в Тяудок, Вьетнам, одной из шести провинций в регионе, пораженном лекарственно-устойчивой малярией Christoph Mohr/dpa/Corbis Кхмеры, проживающие на территории Камбоджи, проходят скрининг с тех пор, как здесь впервые был выявлен паразит, резистентный к артемизинину.

Но дело не только в экзотических болезнях. Резистентность обретают бактерии, вызывающие широко распространенные и серьезные болезни, такие как заражение крови (сепсис), диарея, пневмония, инфекции мочевыводящих путей и гонорея.

Причины — в экономике

Cоставлением глобального отчета занимается не врач, а экономист: «Тогда [в 2014 году] мне объяснили, что проблема носит экономический характер, и бороться с ней глобально можно только экономическими средствами, — пишет О’Нил в предисловии к последнему отчету, — и с тех пор я все время помню об этом».

Разработка новых антибиотиков — это часть огромной индустрии, которая руководствуется законами рынка и здравым смыслом, но упускает из виду глобальную угрозу, — уверены авторы отчета. В мире не было изготовлено ни одного принципиально нового антибиотика с 80-х годов.

Все новинки рынка не отличаются от старых принципиально и используют открытия первых послевоенных десятилетий. Это объясняется двумя факторами:

• среди ученых искать новые антибиотики стало «немодно»: после 80-х годов в академическом сообществе сложилось представление о том, что инфекционные болезни — это решенная проблема и что главная угроза человечеству — это ВИЧ, рак и дегенеративные болезни мозга;

• частные компании перестали вкладываться в разработку антибиотиков, поскольку это сравнительно невыгодный бизнес.

Кроме того, фармацевтические компании придерживают обновленные антибиотики до тех пор, пока потребность в них не станет очень большой. Джон Рекс, глава отдела антибиотиков в фармацевтической компании AstraZeneca, утверждает, что сейчас необходим новый подход к продаже лекарств. «Новые антибиотики должны быть как огнетушители — доступны в случае необходимости», — утверждает он.

Проблема возникла из-за небрежности, недостатка информации и пренебрежения последствиями

На Земле выросло уже несколько поколений людей, которые своими руками творили глобальное бедствие: пили сильные антибиотики от незначительной простуды и без назначения врача, пили их часто и на протяжении всей жизни, и бросали курс, едва чувствовали себя лучше. Кроме того, антибиотики широко используются в животноводстве — это страшно тем, что в организмах животных вырабатывают невосприимчивость к лекарствам в том числе и человеческие болезни.

В ноябре 2015 года появилось сообщение о том, что у свиней, а затем у людей обнаружились бактерии, резистентные к препаратам «последнего шанса» — полимиксинам (самый популярный препарат — колистин). Пока эти случаи очень редки, но это — начало конца. Когда ген, ответственный за устойчивость к полимиксинам, передастся достаточно большому числу бактерий, мы останемся без оружия.

Представьте себе мир без антибиотиков: он наверняка известен вам по классической литературе. Рана — заражение — смерть, простуда — воспаление легких — смерть, туберкулез — медленная и мучительная смерть.

«Я поражаюсь тому, что врачи до сих пор вынуждены прописывать антибиотики широкого спектра, основываясь только на беглом осмотре пациента, как это делалось в 50-е, когда лекарство еще только изобрели», — эмоционально высказывается Лорд О’Нил.

Что вы можете сделать

Во-первых нужно использовать антибиотики как можно меньше: не лечить ими каждое легкое недомогание, не принимать их без назначения врача. Во‑вторых, всегда полностью пропивать курс. В-третьих, — это равно относится и к врачам, и к пациентам, — стараться предупредить болезнь, а не лечить ее.

Отчет Лорда О’Нила признается такими организациями, как ВОЗ, Врачи Без Границ и Лондонское королевское общество.