Мы решили размещать на сайте отрывки из самых интересных научно-популярных новинок книжного рынка. Прочитав 1−2 главы из той или иной книги, вы сможете сделать вывод, насколько она вам интересна, и решить, купить полную версию или нет. Мы стараемся отбирать самые интересные книги и самые интересные главы из них!
Как не стать роботом в цифровом мире: главы из книги

Книга: «Интеллектуальный инсульт. Как в мире роботов остаться человеком и не потерять себя» Автор: Кирилл Николаев и Шекия Абдуллаева Вышла: 16 марта 2016 Издательство: Манн, Иванов и Фербер

Сегодня мы публикуем несколько глав из книги Кирилла Николаева и Шекии Абдуллаевой «Интеллектуальный инсульт». Она рассказывает о том, как окружающий нас цифровой и компьютерный мир изменяет человека, его сознание, принципы восприятия реальности и коммуникации. Возможно, многим из нас станет понятнее, как общаться с собственными детьми, которые родились в «цифровую эру» и уже не представляют себе жизни вне Сети.

Маугли из мегаполисов

Разница между нынешними взрослыми и их детьми, выросшими с аи? фоном в руках, столь же колоссальна, как различие между деревенскими и городскими жителями. Спросите любого социального психолога, и он подтвердит: ментальная пропасть между горожанами и селянами огромна. И дело не в уровне образования и не в привычках, а в отношении к окружающему миру. В жизни подрастающего поколения окружающии? мир — прежде всего цифровые технологии. Общение с живыми людьми — родителями, воспитателями, учителями — занимает незначительную часть их времени. Ключевое — это коммуникации либо с техникои?, либо при ее помощи.

Сотрудники Калифорнии? ского университета в Лос-Анджелесе проверили гипотезу, согласно которои? частое использование цифровых средств коммуникации негативно влияет на способность понимать эмоции собеседников. Они сравнили две группы школьников. 51 человек провели пять днеи? в летнем научном лагере, где было запрещено пользоваться электронными устрои? ствами. А 54 человека из тои? же школы жили дома, в привычнои? обстановке, со всеми гаджетами.

До и после эксперимента обеим группам показали видеосюжеты и фотографии с веселыми, грустными, злобными и испуганными лицами, предложив назвать эмоции, которые переживают герои. В первых тестовых заданиях, проведенных до посещения лагеря, все участники сделали в среднем по 14 ошибок. Но после отдыха от гаджетов среди участников эксперимента этот показатель упал до 9. Исследователи пришли к выводу, что дефицит реального общения провоцирует утрату необходимых социальных навыков, потому что невозможно научиться невербальнои? коммуникации с экрана*. Фото

Малыши, окруженные роботами, очень напоминают маугли, причем не сказочного героя Редьярда Киплинга, а реальных детеи?, в раннем возрасте оторванных от людеи? и выросших среди животных. Как показывает печальная статистика, если первые годы жизни человек провел вне контакта с себе подобными, то шансов обрести навыки социального поведения у него практически нет. Человеческая среда представляется ему чуждои? и даже враждебнои?. Он не способен научиться говорить и взаимодеи? ствовать с людьми. Судьба таких детеи? оказывается трагическои?. Ни один из них, вернувшись в человеческое общество, не смог адаптироваться. Не понимая, как существовать среди людеи?, большинство детеи?-маугли погибли, не дожив и до 20 лет.

Но если ребенок, выросшии? среди животных, превращается в маугли и для него единственно возможныи? вариант — жизнь среди звереи?, то малыш, для которого внешнии? мир — не люди, а гаджеты, самои? естественнои? средои? будет считать царство роботов. Разумеется, аи? пад и телевизор не сделают из него робота, но ему гораздо комфортнее покажется общение с устрои? ствами, чем с ровесниками или взрослыми. Что будет, если через 20 лет эти техномаугли захотят изменить мир «под себя»?

* По материалам журнала Computers in Human Behavior (маи? 2014 года). Прим. ред.

Наперегонки

Впрочем, и взрослые недалеко ушли от детеи?. Мы не выпускаем из рук телефон, при нас всегда аи? пад или ноутбук. Даже если удалось встретиться с родными или друзьями, половину вечера мы? проводим с устрои? ством в руках. В интернете достаточно фотографии?, на которых компания друзеи? или влюбленная парочка изображены в момент, когда каждыи? не отрывает глаз от своего аи? фона. Нам кажется, что так, разрываясь между реальным и виртуальным миром, мы не теряем времени даром, а заполняем его информациеи?. И не важно, что 99% этои? информации никогда не будет использовано, — главное, мы контролируем оба фронта, а значит, чрезвычаи? но эффективны.

А быть эффективными для нас — жизненная необходимость. Во‑первых, потому что цифровые технологии сыграли с нами злую шутку: ускорили наше ощущение времени. Вы заметили, что теперь в единицу времени необходимо делать гораздо больше, чем еще несколько лет назад? Конечно, люди не стали быстрее ходить, дышать, думать, не научились перемещаться в пространстве со скоростью мысли. Но, несмотря на это, появилось устои? чивое ощущение ускорения. И причина перемены нашего отношения ко времени и окружающему миру — в глобальном изменении информационнои? среды. Ведь единственныи? деи? ствительно трансформировавшии? ся фактор, ставшии? драи? вером других явлении?, — скорость создания, передачи и получения информации. Доли секунды, необходимые, чтобы наи? ти в интернете или доставить до адресата информацию по электроннои? почте, создали иллюзию, будто любую интеллектуальную работу теперь можно выполнить значительно быстрее, чем раньше. Технологические возможности взаимодеи? ствия с другими людьми оказались выше наших физических возможностеи?, поэтому проблема выбора приоритетов становится актуальнее с каждым днем.

Возможно, вы читали разошедшееся по социальным сетям письмо «Маленькии? урок на будущее» Линдса Реддинга, 30 лет проработавшего в новозеландских агентствах BBDO и Saatchi & Saatchi и скончавшегося от рака. Свое откровение он разместил в блоге незадолго до ухода из жизни. Фото

«Много лет назад, когда я только начинал работать в рекламе, у нас был такои? прием: «Ночная проверка». В течение всего дня 54 я и мои? напарник на листах А4 записывали все идеи, которые только приходили нам в голову на тему рабочих проектов… На следующии? день мы приходили на работу и свежим взглядом оценивали результаты нашего вчерашнего труда. Как правило, треть идеи? отсеивалась сразу. Поразительно, как идеи, казавши- еся на момент их рождения уморительно смешными или поистине выдающимися, меркнут при отрезвляющем утреннем свете. …На- стали 90-е, которые перевернули индустрию рекламы и не только. Появились новые инструменты, бесконечные возможности и неот- ложные дедлаи? ны.

С появлением цифровых технологии? наша работа значительно ускорилась. …Специалисты быстренько подсчитали, что теперь за одно и то же время мы можем в три раза больше работать и в три раза больше зарабатывать для них денег. Очень скоро «Ночная проверка» превратилась в «Проверку ланчем». Затем, сами не понимая как, мы перешли на «Доширак» за рабочим столом и стали по очереди уходить домои?, чтобы поцеловать детеи? перед сном. Как только мы при- клеивали какую-либо идею на стену, вбегал красномордыи? менеджер в дешевом костюме и, срывая листок, уносился прочь. Теперь у нас не было возможности взглянуть на наши идеи со стороны и отделить зерна от плевел…

Технологии развиваются со скоростью электрона. А наши бедные перенапрягшиеся неи? роны пытаются поспевать. Решения принимаются за доли секунды. Увидел, понравилось, поделился, составил поверхностное представление, запостил в Twitter. Нет времени ждать или сомневаться. Лови момент! Главное успеть! Раскаиваться будешь потом».

«Бедные перенапрягшиеся неи? роны» деи? ствительно не поспевают. И вот вторая причина, по которои? в XXI веке люди стремятся стать максимально эффективными: они, то есть все мы, вынуждены кон- курировать с роботами, которые, по данным американского журнала Wired*, к 2040 году будут выполнять 45% от текущего объема работы.

* Wired. 2014. 1 января. Прим. ред. ?

Человек и немножко робот

Да-да, на рынке труда человек, как мы уже признали, нередко конкурирует не с другими людьми, а с роботами. И в большинстве случаев проигрывает. Скорость обработки информации у роботов значительно выше, многие задачи они выполняют лучше и быстрее, да и доверия к ним больше, поэтому в определенных отраслях они привлекательнее для работодателя, чем люди. Например, на фондовом рынке роботы успешнее на коротких позициях. При покупке и продаже ценных бумаг они в течение нескольких часов или днеи? зарабатывают солидные суммы на незначительных изменениях в курсах. Мы не говорим, что это плохо, потому что конкуренция в экономике — явление, позитивно отражающееся и на качестве, и на ценах. Мы лишь объясняем, что в среде, где у роботов больше возможностеи?, человек оказался в заведомо проигрышном положении. Так что, когда у нас появится возможность стать «немножко роботом», мы этот шанс не упустим.

Поэтому с таким энтузиазмом воспринимаются новости о разработке электронных микрочипов, которые позволят человеку поддерживать постоянныи? беспроводнои? контакт с окружающеи? интеллектуальнои? средои?. Например, доктор Чак И? оргенсен из Исследовательского центра Аmes при NASA работает над так называемои? беззвучнои? речью: она станет возможнои? благодаря электродам, размещенным на коже и способным улавливать слабые электри- ческие сигналы, которые посылает мозг. А Бабак Парвиз, доцент кафедры электротехники Вашингтонского университета, создает так называемые бионические контактные линзы с внедренными крошечными электросхемами, способными создавать изображение прямо на глазах пользователя. Как показывает история, изобретения часто появляются с однои? целью, а затем активно используются совершенно в других сферах.

Например, фонограф (Томас Эдисон, 21 ноября 1877 года), позволившии? создавать двухминутные устные письма*, очень скоро произвел настоящую революцию в музыкальнои? индустрии, породив граммофон, а затем патефон. Не исключено, что разработки ученых XXI века, предназначенные для людеи? с ограниченными возможностями, очень скоро ограничат реальные возможности обычных людеи?.

Любопытно отметить еще одну тенденцию: разнообразие источников, которыми мы пользуемся в профессиональнои? и личнои? жизни для получения контента, постоянно сокращается. Видео, музыка, СМИ, рабочие процессы, социальные связи и фото чаще всего потребляются на одном или двух устрои? ствах вместо пяти-шести при аналоговои? инфраструктуре. Количество контактов увеличилось, но «разнообразие» сократилось. За два минувших десятилетия устрои? ств, которые мы используем, стало в два раза меньше.

Фото

*Виниловая пластинка появилась только в 50-е годы прошлого века. Грампластинка (первоначально — шеллачная) быстро и широко распространилась именно потому, что могла использоваться при массовом тиражировании музыкальных произведении?. Но изначально фонограф и грампластинка создавались для записи и передачи речевых сообщении?. Прим. ред.

?Инфоконтакт

Логично предположить, что еще через двадцать лет весь ассортимент 57 будет сведен к одному устрои? ству, которое — разумеется, для нашего же удобства — будет размещено внутри нас: «Сегодня у вас в телефоне есть компьютер, но, если вам нужно десять тысяч компьютеров для поиска чего-нибудь в интернете, вы можете соединиться с ними через «облако». Через двадцать лет вы сможете сделать то же самое прямо из мозга», — предсказывает изобретатель и футуролог Рэи? Курцвеи? л.

Грань между человеком и технологическои? средои? стирается. Все реальнее шанс сравняться с любимым гаджетом в способности, не на- прягаясь, хранить и обрабатывать огромныи? объем информации, блистать эрудициеи?, загрузив «в себя» всю Википедию, говорить на иностранных языках, установив на чипе программу «переводчик». Стать круче всех, ведь именно «крутизна» и «продвинутость» — ключевые понятия в пропаганде супертехнологии?. Может быть, этот тренд с пафосом назовут «соответствием вызовам нового тысячелетия».

Успевать больше, считать быстрее, в любои? момент быть в курсе всего — кто же откажется стать сверхчеловеком? Проблема лишь в том, что если подобныи? апгреи? д мозга будет доступен всем, то как выиграть соревнование? Конечно, вначале подобная игрушка будет стоить баснословных денег, и первые биороботы деи? ствительно вправе рассчитывать на про- рыв в карьере. Однако длительно держаться на лидирующих позициях при помощи чипа невозможно. Вспомните мобильные телефоны: как долго удавалось первым их обладателям чувствовать себя людьми высшего сорта и поглядывать свысока на неудачников? Сегодня даже самые дорогие смартфоны доступны практически всем. Достаточно иметь минимальныи? доход, которыи? обеспечит получение кредита, чтобы хвастаться перед родственниками и знакомыми последнеи? версиеи? аи? фона.