Вокруг нас каждую секунду кипит бесконечная битва, на которую мы обычно не обращаем внимания. Она происходит между насекомыми, которые пытаются съесть растения, и растениями, защищающимися от нападения. Каждая из сторон постоянно действует, разрабатывает и испытывает новые методы атаки и защиты, привлекает на свою сторону союзников со стороны… А всё, что видим мы — гусеницу, меланхолично ползущую по листу. Как насчёт приглядеться получше?

Химическое оружие. Растения, обороняясь от гусениц и жуков, учатся впрыскивать в свои листья смертоносные или попросту вредные для тех токсины. Это делает, к примеру, хорошо знакомая нам картошка — её листья ядовиты даже для млекопитающих. При этом растение реагирует непосредственно на факт поедания себя, припасая на этот момент наиболее убойные дозы яда.

Фото

«Враг моего врага». Одна из наиболее любопытных тактик защиты растений — привлечение на свою сторону хищных насекомых, поедающих тех, кто поедает сами растения. Акация умеет приманивать муравьёв, очищающих её листья от надоедливых гусениц, другие растения используют летучие вещества чтобы позвать на помощь ос, хищнецов и криптолемуса — божью коровку, пожирающую червецов. Кроме летучих веществ, некоторые растения могут обмениваться информацией с помощью корневой системы.

Фото

Шёлковый щит. Пауки — одни из самых эффективных защитников растений против обидчиков, причём им даже не нужно вести оборону ночью и днём. Достаточно сплести паутину — и урон листьям приютившего паука растения снизится вполовину.

Фото

Противостояние союзников. В 2015 году было опубликовано исследование Университета штата Флорида, рассматривающее взаимодействие растения «кроличник» из семейства астровых, и поедающих его кузнечиков. Пока кузнечики высасывали соки из кроличника, они становились уязвимы к божьим коровкам и решили обратиться за помощью муравьёв. «Подкупив» тех сладкими выделениями, кузнечики почувствовали себя в безопасности — и напрасно. Хотя муравьи справились с божьими коровками, их самих со временем уничтожили голодные медведи. Таким образом, кроличник остался в выигрыше.

Фото

Защита гусениц. Чтобы преодолеть барьеры, выставляемые растениями, гусеницы вынуждены сами разрабатывать методы защиты. Они оставляют на листьях свои экскременты, химический состав которых обманывает растения, заставляя думать, что их атакуют болезнетворные грибы. Пока те «отбивают» фальшивую атаку, гусеница может наслаждаться обедом.

Фото

Перехват вооружений. Ряд насекомых научились не только успешно питаться ядом, но и использовать его себе во благо. Гусеница медведицы кровавой специализируется на якобее обыкновенной, весьма токсичному растению, смертельному даже для домашнего скота. Но гусеницам всё равно — они прекрасно его поедают и запасают яд в своём организме, не давая затем хищникам съесть их самих.

Фото

Битва на два фронта. Когда растение одновременно атакуют два разных вида насекомых, оно не способно выработать единую защиту и вынуждено адаптироваться лишь против одних обидчиков. Если атаки чередуются, существуют два вида реакции. Исследования показали, что когда на кукурузу нападают гусеницы, а затем тли, она либо значительно слабее отбивается от вторых, либо, что гораздо реже, выступает более подготовленной.

Фото

Смертельная ловушка. Растение водосбор (Aquilegia eximia) разработало одну из самых хитроумных систем защиты среди себе подобных. Оно собирает на свои липкие листья мелких насекомых, которые привлекают пауков-падальщиков. Те в свою очередь пожирают не только прилипшую мелочь, но и гусениц, специализирующихся на водосборе.

Фото

Горчица — один из продуктов, появлением которого мы обязаны гусеницам. Туда же можно отнести васаби, а также обыкновенный хрен. Горчичное масло, как и другие горькие элементы, растения научились выделять именно в качестве защиты от насекомых, а люди потом сделали из них приправу.

Фото

Приспособление. Ваточник пытался защититься от гусениц сотни тысяч, а то и миллионы лет. Он отращивал волоски на листьях, использовал яд карденолид и даже пускал по своим порам токсичный молокообразный сок. Но гусеницы бабочки-монарха вырабатывали иммунитет быстрее, чем ваточник придумывал новые способы защиты. В результате тот сдался и сосредоточился на ускорении регенерации, а не новой отраве.