Адаптация к новым условиям для выживания — тот вид природного «спорта», в котором человечество владеет вечной золотой медалью. Но мы всё же не единственные животные, научившиеся выживать в тяжёлых условиях и приспосабливаться к нетипичным обстоятельствам.

В основном системы адаптации так или иначе касаются холода, что вполне логично — если суметь выжить при глубоком минусе, остальные опасности будут не столь страшны. То же, кстати, касается и экстремально высоких температур. Кто способен адаптироваться, вероятнее всего не пропадёт нигде.

Арктические беляки — самые крупные зайцы Северной Америки, у которых при этом почему-то относительно короткие уши. Это отличный пример того, чем животное может пожертвовать для выживания в суровых условиях — хотя длинные уши могут помочь услышать хищника, короткие уменьшают отдачу драгоценного тепла, что для арктических беляков значительно важнее.
Лягушки с Аляски вида Rana sylvatica, пожалуй, даже переплюнули антарктических рыб. Они буквально вмерзают в лёд зимой, пережидая таким образом холодный сезон, а весной возвращаются к жизни. Подобный «криосон» возможен для них благодаря особому строению печени, увеличивающейся во время спячки в два раза, и сложной биохимии крови.
Некоторые виды богомолов, не способные целыми днями находиться на солнце, справляются с проблемой недостатка тепла с помощью химических реакций в собственном теле, концентрируя вспышки тепла внутри для кратковременного обогрева.
Циста — временная форма существования бактерий и многих одноклеточных, при которой организм окружает себя плотной защитной оболочкой, чтобы уберечься от агрессивной внешней среды. Этот барьер весьма эффективен — в некоторых случаях он может помочь хозяину выжить на протяжение пары десятков лет.
Нототениевидные рыбы обитают в водах Антарктиды, настолько холодных, что обычные рыбы там бы замёрзли насмерть. Морская вода замерзает лишь при температуре -2°C, чего нельзя сказать о вполне пресной крови. Но антарктические рыбы выделяют естественный антифризный белок, не дающий образовываться в крови кристалликам льда — и выживают.
Мегатермия — способность генерировать тепло, используя массу тела, тем самым выживая в холодных условиях даже без антифриза в крови. Этим пользуются некоторые морские черепахи, оставаясь подвижными когда вода вокруг чуть ли не замерзает.
Азиатские горные гуси, при перелётах пересекая Гималаи, поднимаются на огромную высоту. Самый высокий полёт этих птиц зафиксирован на высоте 10 тысяч метров! Гуси полностью контролируют температуру своих тел, при необходимости даже меняя химический состав крови, чтобы выжить в ледяном и разреженном воздухе.
Илистые прыгуны — рыбы не самого обычного плана, хотя и относятся к достаточно банальным бычкам. Во время отлива они ползают по илу, добывая себе еду, при случае забираясь на деревья. По своему образу жизни илистые прыгуны гораздо ближе к земноводным, и лишь плавники с жабрами выдают в них рыб.
Экосистема «чёрных курильщиков» — гидротермальных источников на дне океанов — не может не поражать. Вода там насыщена сероводородом и ядовитыми веществами, но жизнь в ней бурлит как и сотни миллионов лет назад. Там живут бактерии, расщепляющие серу, мелкие трубочки с щупальцами — вестиментиферы, вступившие с ними в симбиоз, моллюски и черви, крабы, осьминоги и рыбы.
Один из видов попугаев в Никарагуа настолько обжился в окрестностях действующего вулкана Масая (последнее извержение было в 2008 году), что строит гнёзда прямо в его кратере. Неизвестно, как ядовитые условия не убивают отчаянных птиц, но подобная тактика в качестве защиты от хищников работает на ура.