Мы с большим интересом следим за тем, как телескоп «Кеплер» ищет экзопланеты, напоминающие Землю, а институт SETI сканирует галактику на признаки иных цивилизаций. Но инопланетная жизнь могла зародиться гораздо ближе — в нашей собственной Солнечной системе, на соседних планетах и их спутниках. Осталось только изучить их получше.

Европа, четвёртый по величине спутник Юпитера, считается самым перспективным местом для существования внеземных организмов. На ней больше воды, чем на всех океанах Земли вместе взятых, а вода — основа жизни. Да, Европа закована в лёд, но уже существуют программы его бурения и изучения гигантского подлёдного моря.
Марс. Вопрос о существовании жизни на Марсе неизменно вызывает бурное обсуждение. Последние исследования показывают, что по его поверхности иногда течёт жидкая вода, а это даёт пищу для надежды. Есть мнение, что примитивная жизнь на красной планете может полагаться на смесь воды и пероксида водорода, располагаясь в кратере Горовиц.
Энцелад, шестой по размеру спутник Сатурна, может являться домом для живых организмов по тем же причинам, что и Европа. Он также обладает подлёдным океаном, хоть и не таких масштабов, но кроме того на нём подтверждена геологическая активность. Извержения вулканов Энцелада могли бы дать энергию, необходимую для поддержки некоторых форм жизни.
Титан, крупнейший спутник Сатурна — единственное небесное тело в нашей системе, не считая Земли, у которого на поверхности находятся жидкие озёра. Правда, наполнены они не водой, а жидким этаном и метаном, регулярно пополняясь местными дождями. К тому же, на Титане холодновато, -128 °C, но жизнь, основанная на азоте в теории могла бы там существовать.
Венера — горячая штучка, температура на её поверхности достигает 460 °C. И тем не менее, ученые полагают, что некоторые виды микробов могли бы прижиться в верхних слоях венерианской атмосферы, где условия гораздо мягче. Облака Венеры наполнены водяным паром и кислородом, а диоксиды серы и окиси углерода вполне сошли бы за источник пищи.
Плутон и Харон часто рассматриваются как двойная карликовая планета и благодаря их гравитационной связи вероятнее всего обладают сильной геологической активностью. Вследствие этого может выработаться достаточно тепла и энергии для поддержки жизни. Исследователи предполагают, что на них также могут находиться подлёдные океаны.
Ганимед — крупнейший спутник Юпитера и любопытный кандидат на внеземную жизнь. Как и на Европе с Энцеладом, там также может быть подлёдный океан, только не в 15 км под поверхностью, а в доброй сотне. Пробурить такую толщу будет крайне непросто, но в будущем обязательно стоит это попробовать.
Каллисто — второй по размеру спутник Юпитера, по показателям для существования внеземных организмов очень напоминающий Ганимед. У Каллисто, впрочем, есть одно преимущество — крайне низкий радиационный фон, из-за чего именно на этом спутнике планируют основать станцию для изучения Юпитера и его системы.
Рея — второй по величине спутник Сатурна, состоящая в основном из водяного льда. Что более интересно — на ней присутствует атмосфера из кислорода и углекислого газа, схожая с земной. Разумеется, она крайне тонкая и сильно разреженная, так что люди даже близко бы не смогли дышать местным «воздухом», но для самых не привередливых форм жизни этого могло бы хватить.
Кометы не являются постоянными объектами ближнего пространства Солнечной системы, но обитают в облаке Оорта, окружающем нас на расстоянии светового года. Одна из теорий возникновения жизни на Земле гласит, что её туда занесла именно одна из комет. Споры о том, могут ли микроорганизмы перемещаться на кометах, не утихают и по сей день.

Первые астрономы предполагали, что на Венере и Марсе может существовать жизнь, в том числе и разумная. Более тщательное изучение этих планет опровергло старые теории. Но ведь жизнь не всегда обязана проявляться в крупных формах, ей зачастую достаточно самого минимума. Где же она могла возникнуть?