В 2012 году количество публикаций китайских авторов в научном журнале Nature выросло почти на 35% - до 303 работ по сравнению с 225 работами в 2011-м. Для сравнения: в 2000 году в Nature вышло всего 6 работ китайских ученых. На основании этого и других подобных примеров Science было проведено журналистское расследование, в ходе которого были получены доказательства того, что в Китае, обратившись к посреднику, за приличное вознаграждение можно не только стать «автором» и «соавтором» исследования, но и организовать англоязычную публикацию работы, не прошедшей надлежащей проверки, в авторитетном научном журнале. Почему в Поднебесной процветает такой вид коррупции?
Денис Андреюк о «черном рынке» научных публикаций
Денис Андреюк, исполнительный вице-президент Нанотехнологического общества России, кандидат биологических наук

Про движущие силы

У человека есть один самый сильный естественный мотив — социальный статус. Это то, к чему все стремятся в любой области деятельности и то, от чего получают наибольшее положительное подкрепление (как у собаки Павлова — сделал правильно, получил порцию удовольствия). Есть много проявлений социального статуса — деньги, власть, женщины (мужчины), крутые тачки, правительственные награды и т. д. Это все производные одного главного мотива — стремления занять максимально высокий статус в «иерархии стаи». В этом все люди одинаковы. И китайцы тоже.

В западном научном мире рейтинг публикаций — это один из главных критериев успешности ученого. По этим рейтингам дают гранты, назначают на академические позиции, присуждают почетные премии. Откуда берется рейтинг публикации? Из рейтинга журнала, в котором вышла статья. Журналов в информационном поле — множество, все их читать никакой жизни не хватит. Поэтому читают только топовые. Естественно, потом ссылаются на те статьи, которые читали. Чем чаще ссылаются, тем выше рейтинг. Журналы (точнее, их издательства) конкурируют между собой и тратят огромные силы и деньги, чтобы быть в топе.

Как редакция топового журнала принимает решение — публиковать или не публиковать присланную статью? Формально, на основании мнения рецензентов, которые читают и оценивают статью (peer-review). По каким критериям рецензент оценивает статью (при условии, что она оформлена по общепринятым стандартам и написана грамотным английским языком — это mustbe)?

В порядке значимости:

 — авторитет и известность автора или лаборатории, где работают авторы;

 — уровень технических средств, которые использовались при получении результатов;

 — непротиворечивость с устоявшимися и общепринятыми концепциями.

Разумеется, есть много других факторов, но они минорны по сравнению с тремя главными.

Манипуляции: что возможно, что невозможно

А теперь к вопросу о социальном статусе. В Китае выстроена система, при которой ученый с «западными» признаками успеха (прежде всего, с рейтинговыми публикациями) получает колоссальное преимущество перед своими коллегами. Понятно и естественно, что за такой пряник можно и заплатить. НО. Рецензенты и редакторы уважаемых изданий крайне дорожат своей репутацией. Просто заплатить им и опубликовать хлам невозможно. Чем могли бы помочь фирмы-посредники:

 — перевести с китайского на английский или отредактировать «кривой» английский в переводе самого автора (эта опция могла бы быть крайне полезной и в России — у нас тоже для большинства ученых существует языковой барьер… только платить за это никто не станет);

 — отредактировать статью с научной точки зрения, то есть просто прочитать ее глазами рецензента и указать автору на сомнительные или непонятные места, привести ее в соответствие с общепринятыми стандартами жесткой причинно-следственной логики;

 — представить хорошо написанные и отредактированные материалы знакомому китайскому редактору и, пользуясь личным авторитетом и, возможно, небольшой нематериальной взяткой, убедить его, что представленные результаты надежные; здесь очень важно то обстоятельство, что в Китае сегодня есть ОГРОМНОЕ количество СОВРЕМЕННОГО научного оборудования. Достаточно просто указать в разделе «Материалы и методы» серьезные научные инструменты и полученным данным будет легко поверить.

Факт стремительного роста китайских публикаций с высоким индексом цитирования я бы объяснил следующими причинами: 1) в Китае это очень престижно; 2) у многих китайских ученых есть хорошая по западным меркам техническая оснащенность; 3) в мире действительно очень много выходцев из Китая занимают ответственные посты в науке и могут повлиять на принятие решения о публикации.

Резюме

Я не верю в масштабные подтасовки и массовую публикацию недостоверных данных со стороны китайских ученых. При этом я вовсе не исключаю, что факты грубой фальсификации тоже могут иметь место. Но не как система.

Если говорить про Россию, то нам описанных преступных схем можно не опасаться — у нас другие удельные веса научных регалий в общем уровне социального статуса. Вы можете пожертвовать небольшим количеством опций в своем новом «майбахе», и на разницу вам сделают докторскую диссертацию по экономике или праву. На самом деле сделать могут любую, но вы же не сможете никому похвастаться, если вам сделают диссертацию по ботанике!

Государственные регуляторы пытаются ввести «западные» критерии измерения эффективности, например, при распределении естественнонаучных грантов, то есть можно было бы подумать, что и у нас ученые стремятся опубликоваться в высокорейтинговом журнале. Это отчасти правда, многие действительно стремятся. Только «пряник» общественного признания за этим не стоит. Конкурсные гранты у нас крошечные, а более серьезные деньги распределяются через другие механизмы. Опубликоваться с хорошим цитированием пытаются идейные ученые, у которых снижена «внутренняя стоимость» внешних проявлений социального статуса. И эти люди точно не станут платить посредникам, чтобы «их опубликовали». Они получают свою порцию удовольствия от процесса и от факта решения сложной задачи. Я не могу сказать, хорошо это или плохо. Ученых таких я крайне уважаю. И хорошо, что они у нас есть, и их много. А вот государственный расклад явно не в нашу пользу. И это плохо.