Если применить математический аппарат, разработанный для Дарвиновской теории естественного отбора, к эволюции миров, можно прийти к интересному выводу: вселенные идеально приспособлены для производства черных дыр, которые в свою очередь рождают новые вселенные.
Венец эволюции вселенных: Черная дыра

Гипотеза космологического естественного отбора, впервые выдвинутая в 1990-х годах, предполагает, что «по ту сторону» черных дыр могут возникать новые вселенные — каждая со своим набором фундаментальных физических постоянных. В тех вселенных, где значения этих постоянных благоприятствуют возникновению и развитию жизни, могут появиться разумные наблюдатели. Это объясняет «тонкую настройку» нашей вселенной, сделавшую возможным существование человечества.

Согласно гипотезе космологического естественного отбора, «форму» мультивселенных (наборов вариантов всех возможных вселенных), появляющихся из черных дыр, определяет процесс, схожий с биологическим естественным отбором. И этот процесс направлен на повышение «производительности» вселенных, внутри которых рождаются черные дыры.

Если применить к процессам развития вселенных уравнение Прайса, описывающее эволюцию биологических организмов (что и сделали Энди Гарднер (Andy Gardner) и Джозеф Конлон (Joseph Conlon), ученые из Оксфорда), можно увидеть, что вселенные просто «созданы» для производства черных дыр — как рыбы созданы для жизни в воде, а птицы — для полетов.

Гарднер признает, что гипотеза космологического естественного отбора — весьма спорная, и многие физики указывают на её недостатки, но исследователей заинтересовала сама возможность описать такие масштабные процессы, как развитие множественных вселенных, по аналогии с происходящим на уровне генов и биологических организмов. Конечно, математический аппарат, разработанный под теорию Дарвина, потребовал значительной переработки — эволюция вселенных значительно отличается от биологической. Например, в случае мультивселенной отсутствует концепция развития с течением времени. Тем не менее модель эволюционирующих миров во многом напоминает почкование бактерий, в ходе которого бесполые клетки дают все более приспособленное для неких целей потомство.

По пресс-релизу University of Oxford