Здоровые люди во время игры с партнёрами с психическими расстройствами начинали перенимать их непредсказуемую модель поведения.
«Заразные» отклонения
Людей с пограничным расстройством личности характеризует крайняя нестабильность во взаимоотношениях с другими.

Группа нейробиологов из Медицинского института Карилиона при Университете штата Вирджиния (Virginia Tech Carilion Research Institute) провела любопытный эксперимент, связанный с социальными видеоиграми, показавший, насколько сильно люди с пограничным расстройством личности могут влиять на поведение психически здоровых людей.

ПРЛ — расстройство личности, характеризующееся импульсивностью, низким самоконтролем, эмоциональной неустойчивостью, нестабильной связью с реальностью, высокой тревожностью и сильным уровнем десоциализации. Импульсивность больных проявляется во всём, включая игры.

Медики из Института Карилиона предложили 390 участникам эксперимента попарно сыграть в онлайновую финансово-стратегическую игру, в которой один партнёр выступал в качестве инвестора, другой — в качестве получателя инвестиций и доверительного собственника.

Успешная игра требовала от каждого партнёра, помимо навыков совместных действий, ещё определённой доли стратегического мышления. Здоровые игроки были условно разделены на три категории: тех, кто играл поверхностно и наобум, тех, кто пытались сформировать у себя образ (точнее, модель поведения) своего партнёра и действовать в соответствии с ним, и тех, кто формировали у себя в голове образ партнёра, а также пытались представить, как их партнёры воспринимают их самих. Наибольшего успеха добивались именно последние.

Однако когда здоровый участник игры оказывался в паре с человеком, страдающим от пограничного расстройства, первый очень скоро отказывался от каких-либо попыток сформировать у себя модель поведения второго и, соответственно, степень продуманности его игрового поведения резко снижалась.

По словам руководителя исследований Реда Монтагью, люди с пограничным расстройством характеризуются нестабильностью отношений с окружающими, и даже во время игры они склонны к тому, чтобы вносить разлад в устанавливающиеся партнёрские взаимоотношения. «Здоровые люди начинали перенимать такое непредсказуемое поведение, часто даже не осознавая этого», — говорит Монтагью.

Функциональная магнитно-резонансная томография мозга (которой подвергались все участники эксперимента) показала, что у каждой категории игроков отчётливо проявлялась взаимосвязь между активностью мозга и уровнями стратегического мышления. В ходе эксперимента исследователи пользовались разработанной Монтагью методикой «гиперсканирования», при которой можно одновременно наблюдать мозговую активность людей, общающихся между собой (в том числе на больших расстояниях).

По мнению Монтагью, его работа представляет собой значительный вклад в область «вычислительной психиатрии», в которой расстройства мозга пытаются исследовать при помощи вычислительных технологий и математики.

«Мы всегда составляем себе представление о другом человеке, и довольно значительная часть тканей мозга предназначена для анализа наших взаимоотношений с другими людьми, — говорит Монтагью. — С нашего исследования начнётся новое направление по превращению нервных сигналов в числа… И когда наберётся достаточный объём данных — статистика по тысячам людей, — мы достигнем нового понимания психопатологий; в частности, поймём, какие структуры и области мозга оказываются задействованы, и как повреждения, врождённые расстройства и генетические пороки могут поспособствовать развитию психических заболеваний».

В свою очередь, по мнению исследователя, вычислительные инструменты позволят психиатрам добиться более высокой точности диагностики и усовершенствовать методы лечения.

По материалам Medical Express