Форма нор у хомячков передается по наследству — с генами.

Перекрестное скрещивание мышей показывает, что длина входного туннеля нор, которые они роют, а также наличие «пожарного выхода» определяются кластером генов

Со стороны эксперименты гарвардской исследовательницы Хопи Хёкстра (Hopi Hoekstra) выглядели, наверное, очень таинственно. В собственном гараже ученая построила огромную фанерную коробку, заполнила ее более чем тонной земли — и запустила грызунов. «Все это выглядело странно и держалось кое-где на одном только скотче, — рассказывает она, — но это работало».

Эксперимент был поставлен для изучения генетических основ поведения — конкретнее говоря, рытья нор. Пластиковые слепки нор стали лишь одной половиной опытов, вторая выглядела намного современней и заключалась в секвенировании геномов подопытных животных. Таким образом ученые обнаружили ясную связь между особенностями нор у оленьего хомячка (Peromyscus maniculatus) и у их близких родственников P. polionotus — если у первых это простой туннель в земле, то у вторых он длинней и после центральной «комнаты» продолжается почти до поверхности земли спасательным «пожарным ходом». Именно единообразие нор у представителей этих близких видов навело ученых на мысль о том, что такое поведение может быть обусловлено генетически.

Удобной оказалась и возможность скрещивания между теми и другими хомячками: такое гибридное потомство наследовало сложные туннели P. polionotus, как если б он передавался доминантным признаком. Последующие скрещивания среди них показали, что две составляющих сложного туннеля — длинный входной туннель и наличие «пожарного выхода» — контролируются независимо. Часть потомства начала рыть норы с одним только длинным, как у P. polionotus, входным туннелем, но без запасного выхода, а часть — наоборот.

Генетический анализ показал, что первый признак контролируется тремя группами генов, а второй — еще одной. Это поучительное открытие во многом перекликается с еще одной недавней работой, в которой были изучены некоторые генетические основы поведения муравьев («Общественная хромосома»). «По-моему, изучение связей между генами и поведением в естественных условиях — это ближайшее будущее биологии», — замечает сама исследовательница.

По публикации Nature News