Кисти наших рук так же необычны для отряда приматов, как и многие другие детали нашей анатомии. Что же обусловило их строение? Американские ученые уверены: возможность сжать кулак и как следует врезать противнику.

Студент-медик Майкл Морган и увешанный датчиками боксерский мешок, который Морган и профессор Кэрриер использовали в своих экспериментах
Сравните ладонь человека и шимпанзе: у нас заметно короче все пальцы, кроме большого, более сильного и ловкого. Такая анатомия облегчает пользование инструментами и позволяет ладони сложиться в кулак
Кулак с трех сторон: при ударе он намного снижает опасность получить травму руки — большой палец удерживает его форму

Примерно в ту же эпоху, когда наши предки спустились с деревьев и начали переход к прямохождению, у них начали появляться заметные изменения в анатомии рук. Ладонь стала короче и шире, большой палец отставился еще дальше, стал сильнее, крупнее и ловче. До сих пор казалось очевидным, что такие перемены были связаны со все более активным использованием орудий труда. Однако у американского профессора Дэвида Кэрриера (David Carrier) есть на этот счет свое оригинальное мнение.

В своей недавней работе ученый заявляет, что из всех путей изменения анатомии руки, которые могли обеспечить необходимую силу и ловкость, эволюция выбрала лишь один определенный. «Почему?» — спрашивает ученый — и отвечает: «Потому что это единственная форма, которая позволяет ладони сложиться в кулак с опорой на большой палец».

Авторы исследования отмечают, что из всех приматов лишь мы можем сложить полноценный кулак, структурную прочность которому обеспечивает сильный и крупный противолежащий большой палец. У прочих наших родственников четыре пальца слишком длинны, чтобы поместиться внутри ладони, а большие пальцы недостаточно велики, чтобы обхватить их и выполнять роль надежной опоры. Когда обезьяны дерутся, они никогда не переходят на бокс — их схватка ближе к борьбе «в партере» со взаимными тычками, щипками и укусами.

Ученые полагают, что их гипотеза позволяет объяснить и тот факт, что высокий уровень «мужского гормона» тестостерона стимулирует рост безымянных пальцев, длина которых начинает превышать длину указательных, что может придавать кулаку еще более плотную и надежную форму.

Заявления Кэрриера и его коллег не совсем голословны: авторы провели эксперименты, призванные подтвердить идею. Они набрали 10 добровольцев-спортсменов и измерили силу удара рукой с обычным кулаком, с кулаком без участия большого пальца, а также открытой ладонью. Вряд ли кого-нибудь удивило, что в первом случае удар оказался более чем вдвое сильнее, чем в остальных.

Гипотеза, конечно, интересная, а вот экспериментальное подтверждение кажется не слишком убедительным — удар кулака, конечно, сильнее, но могло ли это служить движущей силой эволюции столь критически важной части нашего тела? Кажется, разумнее предположить, что кулак стал лишь полезным побочным эффектом изменившейся анатомии.

По пресс-релизу University of Utah