Антибиотики используются в сельском хозяйстве очень широко. Получая их, курицы, свиньи и коровы набирают вес намного быстрее. Однако известны и негативное воздействие такой практики на людей, которые затем их мясо потребляют. К ним стоит добавить и ожирение.
Ожирение от антибиотиков: Сомнительный вред

Суть в том, что получение нашим организмом «незапланированных» антибиотиков, особенно в раннем возрасте, ведет к нарушениям при формировании нормальной микрофлоры кишечника. Причем отрицательные эффекты этих нарушений могут проявляться спустя многие годы — в виде прогрессирующего ожирения.

Как известно, на каждую клетку нашего организма приходится десяток клеток бактерий, населяющих его. Микрофлора эта живет в давнем и тесном взаимодействии с нами, получая массу выгод и принося немало пользы. Симбиоз этот настолько тесный, что многие исследователи предлагают рассматривать микробиоту, как отдельную систему организма, наравне с сердечно-сосудистой или лимфатической. Особенно важна роль кишечной микрофлоры, без которой невозможно нормальное пищеварение. Именно она принимает на себя основную тяжесть удара антибиотиков, которые попадают в организм с первым же приемом блюд из мяса и птицы, в тот ранний период, когда эта микрофлора только формируется и еще особенно чувствительна.

Для подтверждения этой гипотезы американский микробиолог Мартин Блэйзер (Martin Blaser) и его коллеги добавляли антибиотики (пенициллина, ванкомицина, хлортетрациклина) в питьевую воду для новорожденных лабораторных мышей. Дозы были небольшие, в рамках количеств, которые FDА («Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств», американское государственное агентство, регулирующее и контролирующее производство и оборот пищевых продуктов, добавок и лекарств) признает допустимыми для использования в качестве стимуляторов роста сельскохозяйственных животных и птиц. Стимулирующий эффект проявился уже 7 недель спустя: принимающие антибиотики мыши выросли сильнее контрольной группы и оказались намного «жирнее».

Однако выяснилось, что хотя прием таких доз антибиотиков не сказался на общем числе бактерий в кишечнике животного, их состав заметно изменился. Намного более многочисленны стали представители отдела Firmicutes, которые, по данным авторов, особенно эффективно разлагают полисахариды и в итоге снабжают организм повышенным количеством калорий.

В еще одном исследовании, проведенном при соавторстве Блэйзера, эти выводы экстраполируются куда дальше, применяясь к людям и раннему развитию ожирения. Ученые изучили медицинские карты 11 тыс. детей, рожденных в одном из британских городков в 1991−92 гг., и показали, что те из них, кто из-за тех или иных заболеваний в первые полгода жизни получал антибиотики, имели большие шансы уже к 10, 20 или 38 месяцам иметь избыточный вес. «Это корреляция, но не зависимость, — осторожно подчеркивают авторы, — и не означает, что одно ведет к другому. Однако обе работы вместе складываются в очень подозрительную картину».

Стоит отметить, что с результатами согласны не все эксперты. Многие сочли исследование не слишком достоверным, а сделанные выводы — провокационными и, вместе с тем, чересчур поспешными. При изучении данных по новорожденным разница между нормальным и избыточным весом, приведенная учеными, слишком мала. А если брать более долгий срок, то между приемом антибиотиков в первые 6 месяцев жизни и избыточным весом в возрасте 7 лет уже никакой корреляции вовсе не наблюдается.

И в конце концов, нет достаточных оснований экстраполировать результаты, полученные на мышах, также и на людей. Семь недель приема антибиотиков для быстро развивающегося организма — это весьма длительная терапия. Применительно к людям это означало бы регулярный прием от рождения и почти до достижения половой зрелости. Разумеется, что такое тотальное воздействие имело бы самые серьезные последствия, если б оно только было реальностью.

Интересно и то, что хотя принимавшие антибиотик мыши и были чуть более крупными представителей контрольной группы, основной эффект проявился в большем ожирении: разница в весе оказалась довольно незначительной. Значит, на мышах такой подход работает уже не так, как на сельскохозяйственных животных и птицах. Так есть ли тут связь вообще?..

По сообщению ScienceNOW