Насколько древние сказания правдивы, а сколько в них вымысла? Чтобы выяснить это, ученые создали социальную сеть эпических героев.
Эпос как Facebook: Беовульфу это нравится
Николай Рерих, «Бум-Эрдени. Монгольский героический эпос»

Слово «миф» недаром имеет значение «оторванного от действительности изложения событий». Мало кто верит в правдивость сцены о битве Беовульфа с чудовищным Гренделем, или в то, что Посейдон и другие боги активно вмешивались в события Троянской войны. Однако в древних мифах можно отыскать и правду: правда и вымысел здесь тесно переплетены. Так тесно, что различить их оказывается крайне непросто.

Историки, филологи и лингвисты используют целый арсенал собственных методов, чтобы докопаться до правды. Однако британские физики и математики Ральф Кенна (Ralph Kenna) и Пэдрег МакКэррон (Pádraig Mac Carron) нашли собственный. Они предположили, что если персонажи того или иного мифа действительно существовали и взаимодействовали друг с другом, то отношения их должны сильно напоминать отношения между реальными людьми — те, которые так удобно исследовать с помощью социальных сетей.

Авторы составили социальные сети отношений между героями трех старинных эпосов — «Беовульфа», «Илиады» и куда менее известной ирландской саги «Похищения быка из Куальнге». Кстати, насчет истории с быком, если большинство специалистов почитают это произведение полностью вымышленным, все-таки имеются свидетельства тому, что основу его составил реальный конфликт, имевший место около 3200 лет назад. Если это так, — рассуждали ученые, — персонажи его должны иметь вполне реалистичные отношения друг с другом.

Итак, для каждого эпоса Кенна и МакКэррон составили базу данных, включающую всех его персонажей (в «Беовульфе» их оказалось всего 74, в «Илиаде» — 716, а в «Похищении быка» — 404), а также описания отношений между ними (если таковые имелись). В качестве контроля аналогичные сети были получены для произведений современной литературы — «Отверженных» Гюго, шекспировского «Ричарда Третьего», «Властелина колец» Толкиена и первой книги из цикла о Гарри Поттере.

После этого к полученным сетям были применены статистические алгоритмы и оценки, отработанные в исследованиях связей в социальных сетях наподобие Facebook. К примеру, в таких сетях взаимодействия оказываются организованными в достаточно плотные группы, члены которой «дружат» между собой. Отдельные группы связываются друг с другом посредством высоко социализированных представителей, общающихся с участниками разных групп. Известно также, что в социальных сетях «расстояние» между любыми двумя участниками совсем невелико, их связывает довольно короткая цепочка общих знакомых.

Если легенда основана на реальной истории с реальными людьми, их отношения должны демонстрировать те же самые характеристики. И они их действительно демонстрируют. В целом это подтвердилось для всех исследованных учеными текстов: социальные взаимодействия в них высоко группированы, а любых двух их участников связывают весьма короткие цепочки общих знакомств.

Однако между древними эпосами и произведениями современными обнаружились серьезные различия — как и между современными произведениями и социальными сетями. Во‑первых, в этих вымышленных историях большинство второстепенных персонажей связаны с основными — для мифов и социальных сетей это не так. Если, скажем, из «Беовульфа» удалить самого Беовульфа, прочие персонажи останутся связанными друг с другом.

В целом подход вызвал заметный интерес специалистов, хотя пока что они и призывают относиться к результатам со всей осторожностью. Возможно, все выявленные сходства и различия — проявление лишь особенностей древнего мифотворчества. Во всяком случае, не повредит аналогичным образом проанализировать старинные произведения двух типов — совершенно точно базирующиеся на реальных событиях и совершенно однозначно вымышленные. Лишь затем можно будет снова возвратиться к спорному Беовульфу, Одиссею и похищенному быку.

По публикации ScienceNOW