Ученые учатся предсказывать, почему и куда бегут люди, застигнутые масштабной катастрофой.
Куда бежать: Схемы эвакуации

В январе 2010 года столицу Гаити Порт-о-Пренс ударило землетрясение магнитудой 7, унеся, по некоторым оценкам, до 300 тыс. жизней и оставив без крова около 1,8 млн человек. В следующие дни город покинуло примерно 630 тыс. жителей, которые, иногда вовсе без вещей, порой просто босиком, многие раненые, отправились в поисках приюта. Основные спасательные и гуманитарные операции международного сообщества проводились в самом Порт-о-Пренсе, беженцы же, в большинстве своем, оказались предоставлены самим себе.

Получается, что помощи не дождалось более полумиллиона человек, пострадавших в катастрофе. Куда они бежали? Этому посвящена интересная работа, проведенная работающими в Швеции учеными Линусом Бенгтссоном (Linus Bengtsson) и Синем Лу (Xin Lu) — авторы надеются, что в будущем, научившись лучше предсказывать перемещения больших масс людей, оказавшихся в столь отчаянном положении, спасатели и гуманитарные миссии смогут помочь им.

Такие массовые движения не столь редки, как может показаться. Ежегодно природные катастрофы вынуждают покинуть свои дома десятки миллионов людей. Покинув зону бедствия, они обычно не получают ни медицинской, ни иной помощи — обычно ответственные организации просто не представляют, куда все они направляются, а то и вовсе не ведают об их существовании. На Гаити случилось именно так: около 23% населения столицы, бежав, были вынуждены искать приют и пропитание в и без того нищих окрестных селениях.

Бенгтссон и Лу собрали данные о перемещениях более чем 2 млн пользователей мобильных телефонов, клиентов крупнейшего на Гаити оператора сотовой связи Digicel, за период от 42 дней до землетрясения и 341 дня после. Разумеется, информация эта довольно приблизительна, точность привязки положения звонящего определяется ближайшей «сотовой вышкой», которая может покрывать площадь от 5 до 100 км².

Однако в первом приближении этого достаточно. Из общего хаоса авторы выделили вполне определенные закономерности, да такие, что, по их словам, они позволяют предсказать местонахождение человека с 85-процентной точностью в течение трехмесячного срока после землетрясения. По словам ученых, после катастрофы человек почти всегда отправляется туда, где его социальные связи и поддержка наиболее сильны. Для Гаитян с их католическими традициями такими местами являются те, где они провели Рождество: как правило, туда же беженец отправлялся и после землетрясения. Возможен и другой важный индикатор: многие жители столицы приехали сюда в последние полтора десятка лет, покинув родные, еще более бедные, города и селения, — и после разрушения, естественно, стали искать помощи у оставшихся там близких.

Авторы также показали, как с начала февраля беженцы стали понемногу возвращаться в Порт-о-Пренс. Пик этого обратного потока наблюдался в апреле, после чего его интенсивность немного спала и долгое время оставалась более-менее постоянной. По мнению ученых, причиной довольно интенсивному возвращению стало то самое отсутствие помощи, зачастую — невозможность получить достаточно пищи и простой чистой воды.

Впрочем, многие коллеги ставят под вопрос ценность выводов, сделанных авторами на примере Республики Гаити. По их мнению, в более развитых и благополучных странах (на самом деле, в сравнении с Гаити подавляющее большинство выглядят развитыми и благополучными) предсказать маршруты бегства людей после таких катастроф намного сложнее. Жертвы пресловутого урагана Катрина в 2005 г., основная тяжесть удара которого пришлась на Новый Орлеан, перемещались уже совсем иначе. Немало из них покинуло место катастрофы организованно, на спасательном транспорте и специальных автобусах, которые, естественно, везли их в заранее отведенные места. Многие из них оказались там, где раньше ни разу не были, что в корне не соответствует взглядам, вытекающим из работы Бенгтссона и Лу.

По публикации ScienceNOW