Черные дыры, останки сверхновых — ничто не спрячется за дымкой космической пыли: на орбитальную охоту выходит небольшой, но очень зоркий рентгеновский телескоп.

NuSTAR за работой: взгляд художника. Запуск миссии должен пройти до конца весны, хотя точная дата пока не называется
Черная дыра GX 339−4 поглощает материю от находящейся в миллионах километров от нее звезды

Американский зонд NuSTAR должен отправиться в полет нынешней весной, хотя точная дата запуска пока не определена. Он станет первым орбитальным телескопом, способным работать в жестком рентгеновском диапазоне, высокоэнергетические фотоны которого проникают даже сквозь достаточно плотные газопылевые скопления. «Великие» рентгеновские телескопы, такие как Chandra, работают в более длинноволновой части рентгеновского спектра. Вот почему ожидается, что новичок позволит наблюдать области и явления, до сих пор еще плохо изученные.

Среди таких объектов — конечно, черные дыры: они затягивают в свои недра огромные количества вещества, которое, все ускоряясь, раскаляется до миллионов градусов и начинает активно излучать, в том числе и в жестком рентгене, фотоны которого могут прорываться сквозь окружающую дыру плотную пелену материи. Их наблюдения с помощью NuSTAR, как ожидается, помогут уточнить скорости вращения черных дыр, лучше разобраться в процессе их формирования и роста.

Впрочем, черные дыры — не единственная цель нового аппарата. Еще одним интересным объектом станут для него останки взрывов сверхновых звезд. Разлетающиеся облака, которые остаются после впечатляющей гибели массивных звезд, позволят выяснить новые детали их «прижизненного» устройства. Этот вопрос имеет особый интерес, поскольку именно термоядерные реакции в недрах таких звезд привели к появлению во Вселенной всех элементов тяжелее водорода и гелия. И именно взрывы разнесли эти элементы по всему космосу. Наши зубы включают кальций, наши волосы содержат углерод, мы дышим кислородом — образовавшимися в одной из таких звезд.

Стоит сказать, что работать с высокоэнергетическими фотонами жесткого рентгеновского диапазона — задача не из легких. Зачастую они просто отражаются от поверхности детектора, как быстро запущенный камешек от поверхности воды. Поэтому детектор NuSTAR представляет собой своего рода матрешку, включающую 133 вложенных друг в друга оболочек каждая не более миллиметра толщиной. Попадая между этими слоями, фотон направляется все глубже, непосредственно на детектор, и уже не может, отскочив от него, затеряться.

Примерно так же, кстати, устроен и рентгеновский телескоп Chandra, однако у него имеется лишь четыре оболочки примерно сантиметровой толщины. Более совершенное устройство должно сделать NuSTAR примерно в сотню раз более чувствительным, нежели предшественники, и намного более компактным.

По публикации Space.Com