Уникальное исследование показало, что «психоделические» вещества нарушают внутримозговые коммуникации.

Псилоцибин снижает кровоток сразу в нескольких «коммуникационных узлах» мозга (выделены синим)

В Центральной и Южной Америке галлюциногенные грибы Psilocybe тысячелетиями использовались для медицинских процедур и религиозных церемоний. Новый интерес к ним возник в середине ХХ в. — на сей раз уже как к «веществу, расширяющему сознание». Особенное внимание им уделили нейробиологи: изучение механизмов работы таких веществ могло приоткрыть завесу над удивительной тайной превращения «низменной» активности нервных клеток в «высокие» духовные и мистические переживания. Отдельный интерес питали психологи, видя в них перспективные средства лечения множества расстройств. Однако запрещение таких соединений поставило крест на полноценных исследованиях.

Психоделические вещества — в том числе и активный компонент галлюциногенных грибов псилоцибин — способны сотворить с человеком невероятные вещи, которые по вкусу далеко не всем. Нарушить восприятие пространства, времени, собственного тела и самого «Я», раскоординировать информацию, поступающую от разных органов чувств. Жаль, что воздействие их на мозг недостаточно хорошо изучено, а механизмы возникновения этих волнующих эффектов толком неизвестны.

Некоторые специалисты считают, что вызваны они перевозбуждением нейронов, что подтверждалось работой, в которой было показано возрастающая при введении псилоцибина активность мозга, особенно в префронтальной коре. Однако первое же исследование этого вопроса с помощью ФМРТ показало, что все обстоит ровно наоборот: псилоцибин подавляет активность нейронов в ключевых областях, служащих «узлами коммуникаций» между различными областями мозга.

Лондонские психофармакологи из группы Робина Кархарта-Харриса (Robin Carhart-Harris) изучили 30 добровольцев, находившихся под воздействием псилоцибиновых грибов. Отдельная группа получала тот же псилоцибин, но уже в чистом виде, внутривенно. Посредством томографии наблюдались изменения кровотока в различных отделах мозга, а также насыщение крови кислородом, которое обычно служит хорошим индикатором активности нейронов в соответствующей области.

В противоречии с предыдущими данными, результаты показали, что псилоцибин не повышает, а снижает активность нервных клеток сразу в нескольких областях, включая кору задней части поясной извилины и префронтальную кору. Тестирование добровольцев, проведенное уже после того, как наркотическое воздействие прекратилось, показало, что люди, у которых снижение активности было наиболее выражено, испытали самые сильные галлюцинаторные переживания. Вместе с тем, подавление активности нейронов не распространяется на весь мозг, о чем ученые сообщили в другой работе. Некоторые области, связанные с работой памяти, наоборот, активизируются. Достоверно показано повышение способности вспоминать персонально значимые события и эмоции.

И кора задней части поясной извилины, и префронтальная кора являются частями т.н. сети пассивного режима работы мозга, которая активизируется в те (увы, слишком редкие) моменты, когда человек не сосредоточен на какой-то задаче или внешнем мире вообще, а просто, как говорят, «отдается потоку мыслей». По мнению многих специалистов, работа сети пассивного режима является основой интроспективного познания и даже ощущения собственного сознания. Соответственно, — заключают британские исследователи, — ингибирование ее работы псилоцибином приводит к ослаблению этих переживаний, создавая ряд узнаваемых «психоделических» переживаний. Иначе говоря, система, собирающая нас в единое психическое целое, дает сбой, и возникает «фрагментированное чувство бытия».

По публикации ScienceNOW