Статистический анализ настроений американцев позволяет сделать (осторожные) предположения о том, что действительно делает людей счастливыми.
Счастливая статистика: В деньгах и не в деньгах

«Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и стремление к счастью», — эти замечательные слова имеются еще в Декларации независимости США. Однако вопрос о том, как именно реализуется это стремление, остается туманным и сегодня, сотни лет спустя после их написания. Что и как делает нас счастливыми? Этим заняты политики и экономисты, психологи и ученые — да и, в конечном счете, все на свете люди.

Грубые представления говорят о том, что счастье непосредственно связано с экономическим благополучием общества — в конечном итоге, с макроэкономическими показателями, такими как пресловутый Валовой внутренний продукт. Однако исследования последних лет в корне подрывают эти взгляды. Целый ряд работ показал, что именно в средних по достатку, а то и в просто бедных странах люди нередко чувствуют себя счастливыми. Жители Бразилии, Коста-Рики и Панамы счастливее американцев. Экономистов это ставит в тупик. Что же тогда определяет счастье?

Узнать это крайне сложно: необходимые данные чересчур обширны, многочисленны и трудны для анализа. Однако в случае США дело облегчается существованием регулярно проводящегося с 1972 г. опроса настроений жителей страны General Social Survey. Эта информация дает социологам, демографам и психологам отличную базу для работ на тему о счастье. В частности, в одном из вопросов спрашивается: «Как вы оцениваете свое сегодняшнее положение в целом — назовете ли вы себя счастливым, вполне счастливым, или не очень-то счастливым»? За годы исследований в нем регулярно принимают участие около 32 тыс. человек, и материал для размышлений накопился достаточный.

Проанализировали его и независимые исследователи Тен Го (Teng Guo) и Лингуй Ху (Lingyi Hu), которые с помощью статистического анализа попытались обнаружить факторы, действительно способные сделать американских граждан счастливыми. Для этого авторы действовали в два этапа. На первом они изучили взаимосвязь субъективного счастья с личными обстоятельствами человека — возрастом, состоянием здоровья, наличием семьи и детей, уровнем дохода и т. п. На втором этапе такие корреляции искались между счастьем и макроэкономическими индикаторами национальной экономики — ВВП, уровнем инфляции и т. д. И они пришли к довольно интересным выводам.

Из «персональных» факторов на счастье более всего влияет состояние здоровья: здоровые люди в чувствуют себя счастливыми примерно на 20% чаще, чем при среднем состоянии здоровья, а больные — на 8,25% реже. На втором месте — семья: состоящие в браке на 10% счастливее тех, кто никогда не заводил семью. Доход на этом фоне играет довольно скромную роль, хотя и он важен: люди с очень высоким заработком в среднем называют себя счастливыми на 3,5% чаще.

Все эти замечания могут объяснять довольно неожиданное открытие ученых, сделанное в ходе этого исследования: что наличие детей делает людей менее счастливыми. Правда, не слишком: не более 0,24% на каждого ребенка. Видимо, именно снижение дохода и неизбежные проблемы со здоровьем — но не дети! — тому виной.

Зато показать связь счастья с макроэкономикой оказалось не столь легко. К примеру, никакой ясной взаимосвязи чувством счастья у жителей США с ВВП страны или его изменением авторы не выявили. Более того, они полагают доказанным, что эти параметры полностью независимы. А вот инфляция, действительно, снижает уровень счастья: каждый 1% инфляции число счастливых примерно на 3,1%. Все это, опять же, может быть связано с базовыми личными причинами — а именно, с уровнем персонального дохода.

Впрочем, выводы ученых далеко не столь однозначны. Казалось бы, политики могут взять на вооружение принцип: чтобы сделать граждан счастливыми, надо заботиться об их здоровье и доходах. Но что здесь от чего зависит? Может, это как раз само состояние счастья позволяет нам сохранять здоровье? И может, именно счастье позволяет лучше зарабатывать?..

По публикации MIT Technology Review / Physics ArXiv Blog