На войне все средства хороши — и в вечной борьбе с комарами-убийцами человечество готово подсадить им в гены убийственную «бомбу».

Враг в лицо: Aedes aegypti
Профессор Энтони Джеймс — изобретатель генетического оружия массового поражения — готовится к его применению с осторожностью
А его последователь Люк Элфи уже объявил войну
Массовое разведение линий A. aegypti fsRIDL в компании Oxitec

Боевые столкновения, чума, голод, сигареты, несчастные случаи — шесть из семи самых массовых причин смертности. Но все они меркнут перед номером первым, величайшим из убийц, комаром. Разносимые им болезни, по некоторым оценкам, за всю нашу историю могли привести к смерти порядка 46 млрд человек. То есть больше половины всех вообще живших на Земле людей.

И среди комаров, впрочем, встречаются более-менее безобидные — и настоящие массовые убийцы вроде Aedes aegypti, разносчика многих тропических болезней, включая желтую лихорадку и, конечно, лихорадку денге, которая поражает за год 50−100 млн человек. Высасывая кровь почти исключительно у человека, самки A. aegypti с каждым новым укусом заносят в кровь все патогены, которые успела набрать в предыдущие разы. Полет этих комаров почти беззвучен, а размножаются они чрезвычайно эффективно: яйца могут быть отложены и развиться даже в чайной ложке воды.

Поначалу против них с успехом применяли инсектициды на базе ДДТ, но давление отбора быстро стимулировало появление устойчивых штаммов. Как показал опыт применения и других ядов, путь этот не слишком надежен: в краткой перспективе он помогает бороться с угрозой, но на длительной шкале лишь делает врага сильнее.

Впрочем, есть одно решение, над которым уже многие годы работает американский микробиолог и генетик Энтони Джеймс (Anthony James) — и в настоящий момент уже испытывает свое «супероружие». Занимаясь генетикой этих насекомых, ученый вывел генетически модифицированную линию комаров, способную естественным путем отправить Aedes aegypti в небытие поголовно, как вид. Для этого в геном был введен ген, проявляющий активность лишь у самок и лишающий их способности летать. Вылупившись из личинки, комариха так и остается на месте, бессмысленная и безвредная для человека. При этом у самцов нарушение не проявляется и сохраняется в скрытом виде — они могут спариваться со все новыми самками, разнося ген разрушения по всей популяции.

Метод оказался чрезвычайно эффективен. Энтони Джеймс с коллегой провели ограниченный эксперимент в одной из заселенных Aedes aegypti пещер в Мексике и показали, что достаточное количество таких ГМ-самцов быстро уничтожает всю популяцию за считанные месяцы. Пик генетического геноцида развивается на 23−33 неделях, когда несущие гибельный ген самцы приводят все местное комариное население к полному вымиранию. С учетом малых размеров и удивительной устойчивости яиц A. aegypti такое решение особенно удобно: их можно годами компактно хранить в сухости, а при появлении противника выложить в воду — и из них вылетят новые, на все готовые ГМ-комары (самки этой линии, понятно, летать не могут).

Впрочем, пока Энтони Джеймс, по старой доброй традиции, движется не спеша, тщательно промеривая каждый шаг и проводя многочисленные испытания, его коллега Люк Элфи (Luke Alphey) уже готов начать бойню. Элфи поучаствовал в работе Джеймса и в создании нужного дефекта, делающего самок нелетающими, но не затрагивающего самцов. И он уверен, что никаких серьезных вредных последствий для окружающей среды этот проект нанести не может.

Его компания Oxitec уже работает — и в 2009 г. совершила впервые выпустила «банду» ГМ-комаров линии fsRIDL на волю. Произошло это, правда, в географически изолированной области, на Большом Каймане, крупнейшем из Каймановых островов Карибского моря. В результате этого численность местной популяции A. aegypti быстро сократилась впятеро. Впоследствии еще более усовершенствованная линия, в которой реализован также механизм «автоматической гибели» спустя несколько поколений, была выпущена в Малайзии. А в настоящее время этот подход вовсю готовится к масштабному применению в огромной Бразилии.

Сам Энтони Джеймс не слишком рад этой прыткости своего коллеги: «В этом трудность работы с корпорациями. Я не могу их контролировать». Иначе говоря — генетическая война уже происходит, а насколько это опасно, или даже морально, — вопрос интерпретации.

В самом деле, тропические насекомые могут участвовать в самых хитросплетенных пищевых цепочках. Что будет с птицей или рыбой, питающейся такими комарами? Что помешает модифицированным комарам случайно мутировать и превратиться в какой-нибудь еще менее приятный вид? Не повлияет ли это на опыление каких-нибудь растений?

И как насчет жалости, хотя бы и к комарам? Шутка ли — мощнейшее оружие науки, которое оказалось в распоряжении человечества, позволяет ему стереть с лица земли очередной вид! Не всем радикально настроенным экоактивистам это понравится. Некоторые из них защищают лягушек и камни — наверняка зайдутся заступники и у комаров. Да и для стремительно размножающегося человечества не лучше ли иметь таких вот старых проверенных врагов, сокращающих его численность, нежели столкнуться с новой опасностью…

С другой же стороны, именно разум сделал нас хозяевами планеты, именно наша способность не подстраиваться по природу, а подстраивать ее под себя. И если экологи покажут, что исчезновение этих комаров не повредит никакой экосистеме — их всеобщая гибель будет одним из самых полезных усовершенствований, которые мы могли бы устроить на планете. Во всяком случае, оно наверняка намного безопаснее для планеты и нас, нежели массовая вырубка лесов, являющаяся сегодня общемировой практикой. Стоит ли жалеть нашего самого древнего — и по-прежнему страшного — врага?..

По публикации Gizmag