Что только не случается с нами во сне. То и дело мы бежим или танцуем, управляем автомобилем или плаваем, падаем или летаем. И наш мозг относится так же серьезно к происходящему в сновидении, как и к реальной жизни: нейроны его двигательных центров проявляют точно такую же активность, как и при настоящем движении.
Серьезные сны: Полное погружение
Когда во сне мы убегаем от льва, в мозгу активируются двигательные центры, как если б мы бежали в действительности. На иллюстрации – картина Анри Руссо «Спящая цыганка» (1897 г.)

Проводя около трети жизни во сне, мы до обидного мало знаем о том, что происходит с нами в это время. Подавляющее большинство людей моментально забывает подавляющее большинство сновидений сразу после пробуждения. Неудивительно, что до сих пор не имеется даже однозначного ответа на вопрос о том, для чего сновидения вообще существуют (об одной интересной гипотезе на этот счет вы можете прочесть в нашей заметке «Зачем снятся сны»).

Недавно с весьма интересными результатами исследований сна выступили немецкие нейрофизиологи Мартин Дреслер (Martin Dresler), Михаэль Цжиш (Michael Czisch) и их коллеги. Ученых заинтересовала возможность с помощью томографии «заглянуть» внутрь сновидения и узнать, что именно «делает» переживающий его человек. Сложность, однако, состоит в том, что как правило мы не контролируем происходящее с нами во сне, за весьма примечательным исключением осознанных сновидений. В этих очень редких состояниях спящий понимает, что все происходящее ему лишь снится, и сохраняет некоторый контроль над ним.

Хотя считается, что в той или иной форме состояние осознанного сновидения испытывают в течение жизни около 50% людей, регулярно такое происходит с очень немногими. Нередко добиться этого помогают тренировки и специальные техники, включающие постоянное записывание сновидений для выделения в происходящем ясных признаков, которые позволят заметить, что происходящее с человеком лишь снится ему.

Шестерых таких опытных сновидцев и призвали на помощь немецкие исследователи. Добровольцев просили для начала сжимать левую или правую руку, фиксируя характерные паттерны мозговой активности, возникающие при этом. Затем испытуемые должны были засыпать прямо в томографе, и затем, войдя в состояние осознанного сновидения, подать ученым сигнал, дважды совершив движения глазами слева направо. Конечно, параллельно состояние сновидения (наступление фазы БДГ) фиксировалось и объективно, по характерным волнам мозговой активности. С этого момента активность мозга наблюдалась с помощью томографии (во всем объеме мозга) и ближней ИК-спектроскопии (на его поверхности). Участники эксперимента должны были повторить движение рукой во сне.

В таких нелегких условиях лишь двое из добровольцев сумели войти в состояние осознанного сновидения. Однако у обоих из них была четко зафиксирована активность двигательной коры, связанная с движениями правой или левой рукой, точно такая, которая была замечена и при бодрствовании. Это позволило ученым сделать важный вывод о том, что происходящее с нами во сне существует не только в виде «картинок», возникающих в зрительной коре мозга, но в виде полноценного переживания. Мы не просматриваем сновидение на манер кинофильма, а полностью, буквально всеми нейронами, погружаемся в происходящее.

Интересно также, что несмотря на активность двигательной коры, которая контролирует непосредственно движения, центральные области мозга, которые ответственны за принятие принципиального решения об осуществлении того или иного движения, во сне не активировались. Это, видимо, отражает тот факт, что сновидцы осознавали, что находятся во сне и реально не двигаются.

Теперь команда Михаэля Цжиша намерена усложнить и расширить эксперименты, набрав большее число опытных добровольцев и охватив более широкий спектр видов активности, включая ходьбу, разговор и даже полет.

По публикации ScienceNOW