В городе Санкт-Петербурге строят Россию. Заводы и пашни, космодромы и стадионы, военные части и курортные зоны, жаркий юг и Крайний Север, 100000 маленьких персонажей, разыгрывающих всевозможные сценки, более 250 железнодорожных составов и сотни автомобилей, порты и аэродромы — и все это работает, движется, мигает огнями…

Макет огромный. Бывший заводской склад — старое здание 1953 года, сталинский ампир — теперь отреставрирован, оборудован и превращен в интерактивный музей, равных которому нигде нет. Макет ничуть не уступает и даже превосходит известные аналоги (например, Miniatur Wunderland в Гамбурге). 800 м² действующей России — от космодрома в Плесецке до Петропавловского собора в Санкт-Петербурге — связаны сетью железных и обыкновенных дорог, по которым беспрерывно движутся поезда и автомобили.

Все это придумал петербуржец Сергей Морозов. «Я много путешествовал и видел, как великолепно за границей подаются подобные объекты для туристов — вплоть до того, что многие зарубежные страны и города я знал лучше, чем свою страну. И я решил это исправить», — говорит Сергей. Вместе с Максимом Иванцовым, техническим директором проекта, они разработали план, набрали команду — и сегодня сотня человек 24 часа в сутки 7 дней в неделю строит макет, причем работы завершены уже примерно на 30%. Раз в неделю, по воскресеньям, на макет уже могут посмотреть простые зрители, и то, что «маленькая Россия» еще не полностью готова, нисколько не мешает восхищаться уже законченными сценами и эпизодами.

Поезда и машины

«Грандмакет» — это не просто огромный стол с тщательно изготовленными зданиями и фигурками высотой с фалангу пальца. Это сложнейшая интерактивная система. Если забраться под макет, можно увидеть огромное количество печатных плат, проводов, спиральных подъемников для автомобилей и поездов и т. д. В центре зала — пульт управления, напоминающий полетный центр космодрома: 44 дисплея со схемами путей, видами с камер наблюдения и несколько операторов, следящих за функционированием железнодорожной (и не только) сети макета. Реалистичность программ движения поездов удивительная. Вот маневренный тепловоз подвозит состав к станции, отцепляется и движется в локомотивное депо (причем минуя действующий поворотный круг), а в это время поезд «подхватывается» грузовым или пассажирским локомотивом и уходит на линию. Более 2 км железных дорог — кровеносная сеть макета. Конечно, все составы одновременно на макете не помещаются, он сменяются с помощью расположенных внизу лифтов-обменников револьверного типа. Вагоны поездов и электричек подсвечены изнутри, там сидят люди. Фигурки размещены и внутри зданий, в кабинах автомобилей — детализация удивительная.

Автомобили тоже движутся. Для каждого запрограммирован определенный маршрут и установлены инфракрасные датчики, подсказывающие, когда нужно притормозить, чтобы не столкнуться с другой машиной, включить стоп-сигнал… Маршрут проложен под каждым шоссе проволокой, а на передней подвеске установлен управляющий магнит — он и «тянет» машинку по маршруту. Сценки с автомобилями разыграны удивительно достоверно. Например, начинается лесной пожар, из пожарного депо выезжают, сверкая спецсигналами, красные машины, прибывают на место, а там уже человечки-пожарные заливают огонь из шлангов.

Вода-вода

Передвижение по макету — непростая задача для его строителей. Уже законченные сцены (например, действующая угольная шахта или металлургический комбинат) детализированы очень высоко, и ступить там практически негде. Поэтому по макету распределены 160 люков, через которые можно выбраться, чтобы, например, счищать беличьей кисточкой пыль с элементов. Другой метод передвижения — водоемы. Сама вода- там, где она уже «залита» — выполнена из двухкомпонентной смолы, но в большинстве случаев она наносится в последнюю очередь, чтобы по деревянным рекам можно было ходить.

К слову, на макете есть и настоящая вода. Например, фонтан около Центрального военно-морского музея в Питере работает по‑настоящему, бьет водными струйками.

«Смоляная вода» не пустует. На берегах — рыбаки, купальщики, по воде несутся катера и плавают большие корабли. А вот около железнодорожного моста обломки старинного паровоза, рухнувшего вниз сотню лет назад. А вот спелеологи лезут внутрь пещеры в скалу, нависающую над водной гладью. А вот археологи откопали динозавра… Сюжеты можно перечислять практически бесконечно: живого места на макете строители стараются не оставлять. На каждых 100 см² обязательно разворачивается какое-либо действо.

Технические моменты

Часть зданий и обстановки макетчики делают сами с нуля (в частности, уникальные постройки — Кремль, Петропавловский собор, затопленную колокольню под Калязином). Но львиная доля элементов — продукция компаний, производящих детали для макетирования. В основном марки немецкие — Faller, Vollmer, Preiser, Auhagen, Kibri. В Германии создание макетов — широко распространенное хобби, и количество сценок, людей, моделей, зданий, производящихся там, потрясает. Единственная российская фирма, чье оборудование использовано в макете, — московский «СвеТТофор»; компания производит действующие светофорные системы для копий железных дорог, и весь макет оснащен их разработками.

Но немецкие исходники — это не более чем материал. Каждый автомобильчик, каждый человечек и тем более дом тщательно дорабатываются, порой по две недели, чтобы вписаться в ландшафт. Автобусы разбирают, чтобы посадить пассажиров, все перекрашивают, наносят необходимые логотипы и обозначения. Например, чтобы сымитировать сцену аварии, модель гнут, разбивают стекла, машинку впечатывают в кювет.

Но самое важное — техническое состояние. Например, первый купленный «Сапсан» проработал 15 минут и задымился. А ведь для макета важно, чтобы поезда двигались часами. Поэтому тщательно контролируется качество сборки, при необходимости проводятся доработки, каждый поезд наматывает по 40 тестовых кругов на испытательной линии.

Как уже говорилось, над макетом работает около сотни человек. Работники разделены на команды: ландшафтники делают траву и сажают деревья, железнодорожники управляют системой поездов, художники реализуют сценки в соответствии с техническим заданием и т. д. Никакого волонтерства: все сотрудники получают хорошую зарплату и соцпакет, при этом занимаясь невероятно интересной работой. Морозов говорит, что людей катастрофически не хватает. Нужны технические специалисты — программисты, электротехники, механики, те, кто умеет работать головой и руками. Так что если вы живете в Питере, можете не просто посетить «Грандмакет», а стать его частью.

Статья «» опубликована в журнале «Популярная механика» (№10, Октябрь 2011).