В своем знаменитом хите группа «Браво» воспела московское метро — транспорт, который стал неотъемлемой частью жизни практически каждого горожанина. Мы же в очередной раз рассказываем о малой авиации, которая с каждым годом становится все ближе к народу в надежде со временем стать таким же привычным способом передвижения, как столичная подземка

Третий и четвертый шлюзы Канала имени Москвы располагаются близ города Яхромы. Всего на канале 11 шлюзов, каждый из которых построен по индивидуальному архитектурному проекту и украшен уникальными скульптурами и декоративными элементами.
Переславль-Залесский — город монастырей. Свято-Троицкий Данилов монастырь был основан в 1508 году и действует до сих пор, а в Горицком монастыре (на заднем плане) сегодня работает государственный историко-архитектурный музей.
Плещеево озеро благодаря небольшой глубине и пологому берегу стало культовым местом среди любителей виндсерфинга, кайтбординга и других видов водного экстрима.
Дата постройки Никитского монастыря достоверно неизвестна. Некоторые источники относят его основание к X веку, а таблички на входе в обитель объявляют ее древнейшим монастырем России.
Ярославский железнодорожный мост связал север России с Москвой в 1913 году. До этого грузы переплавлялись через Волгу на баржах. Когда мост был почти полностью готов, один из пролетов обрушился и затем был построен заново.
Стадион «Спартак» расположен на берегу Волги в восточной части Костромы. Здесь базируется костромской футбольный клуб «Спартак», существующий с 1959 года.
Река Сара сопровождала нас практически на всем пути от Переславля-Залесского в Ростов Великий. Ее причудливые изгибы поражают воображение: на протяжении многих километров она постоянно меняет направление течения, ни разу не распрямившись.

«Ярославский тракт» — классический автобусный экскурсионный маршрут из центра Москвы. Его главные точки, древние русские города Переславль-Залесский, Ростов Великий, Ярославль и Кострома, входят в Золотое кольцо России. Стены их многочисленных монастырей и храмов хранят память о важнейших событиях Средневековья, определивших судьбу государства Российского.

Однако нас в этом историческом маршруте заинтересовала прежде всего логистика. Экскурсия стартует утром выходного дня, ровно в 8:00 от площади Ярославского вокзала. У пассажиров есть шанс с лихвой наверстать упущенный воскресный сон, пока автобус покорно топчется крохотными шажками в очереди автомобилистов-дачников. Спустя километров восемьдесят поток машин ослабевает, и автобус набирает ход. Туристов ждут краткие обзорные экскурсии по вышеозначенным городам, после которых они, скорее всего уже снова спящие, вернутся к трем вокзалам поздно вечером.

Мы решили прокатиться по «Ярославскому тракту» по воздуху: вместо однообразного шоссе с уныло ползущими автомобилями — живописные виды родных просторов с причудливыми изгибами рек и голубыми зеркалами озер, а в утешение за отсутствие комментариев экскурсовода- привилегия насладиться красотой архитектурных памятников с высоты птичьего полета. На весь полет из местечка Ватулино (там, чуть западнее Рузы, базируются наши самолеты) в Кострому и обратно, с посадкой и дозаправкой, мы отвели себе пять часов. А главное, мы задались целью проверить, действительно ли летать по своим делам на собственном самолете с введением новых воздушных правил стало так просто, как мы описали в июльском номере журнала.

Все идет по плану

Подготовка к нашей воздушной экскурсии началась за день до полета. Пилоты клуба «Джонатан Ливингстон» Николай Хвостов и Вадим Катеринич провели расчет маршрута и составили штурманский бортовой журнал. Это таблица с перечнем поворотных пунктов маршрута, для каждого из которых указываются название, точные географические координаты, высота следования и магнитный путевой угол (МПУ) — курс на следующую точку по компасу.

По возможности маршрут прокладывается вдоль местных воздушных линий (МВЛ). Как правило, поворотные пункты на них соответствуют пунктам обязательного донесения: вставая на новый курс, пилот должен сообщить о себе диспетчеру соответствующей воздушной зоны. Поэтому рядом с названием каждой поворотной точки в бортовом журнале указываются позывной и радиочастота диспетчерского пункта. При необходимости пилот может выходить за пределы местных воздушных линий. К примеру, в нашем случае, чтобы двигаться с запада к Ярославскому направлению, потребовалось перейти с одной МВЛ на другую в районе Дмитрова. В зонах неконтролируемого воздушного пространства (класс G) это делается произвольно, а в контролируемом (класс C) — с разрешения диспетчера. Для этого пилот сообщает координаты следующего поворотного пункта и как именно он собирается к нему следовать.

Штурманский бортовой журнал составляется в специальной компьютерной программе. Она автоматически расставляет в таблице магнитные путевые углы и расстояния между поворотными пунктами. Кроме того, согласно планируемой крейсерской скорости полета, программа рассчитывает время подхода к каждому из них. Именно в таком виде расчет полета отправляется на согласование в Центр единой системы организации воздушного движения через сайт. Это значит, что в день полета каждый диспетчер будет заранее знать о том, что в строго определенное время в подконтрольной ему зоне появится гость.

Ох рано встает механик

Мы прибыли на аэродром в 8:30, за полчаса до запланированного старта. Чтобы прокатить журналиста и фотографа, механики уже готовили два двухместных NG-4. На некоторое время в воздух поднимался и третий самолет, чтобы сфотографировать нашу пару в полете.

Порядок предполетного контроля детально описан в руководстве по летной эксплуатации самолета. Механик или сам пилот обходит машину по кругу и проверяет состояние фюзеляжа, крыла, хвостового оперения. Небольшая малозаметная вмятина на кромке крыла может серьезно нарушить ламинарное обтекание и негативно повлиять на управляемость самолета. Отмечая пункты в контрольном листе, механик проверяет уровень топлива, осматривает машину на предмет подтеков топлива и эксплуатационных жидкостей, убеждается, что ручка управления движется свободно во всем диапазоне хода.

Особое внимание уделяется чистоте и опрятности кабины. Незакрепленные посторонние предметы во время маневров могут помешать управлять самолетом или даже нанести травмы пилоту и пассажиру. От чистоты фонаря зависит не только качество фотографий, но и видимость- один из основных факторов безопасности. Замки фонаря особенно чувствительны к загрязнению. От их чистоты зависит надежность запирания кабины.

Следующий этап — прогрев и проверка двигателя. Чтобы мотор легче завелся после длительной стоянки, пилот вручную проворачивает винт на один оборот. Затем в дело вступает электростартер, и во время двухминутного прогрева летчик контролирует показания приборов. Прогретый мотор на мгновение выводится на максимальные обороты, при этом самолет удерживается тормозами. Для проверки машина выставляется против ветра на чистой площадке, чтобы частицы песка, пыли и камней не повредили законцовки винта.

В последний момент почетное место в центре приборной панели занимает GPS-навигатор. В нем предварительно запрограммированы координаты всех поворотных пунктов маршрута. Во время полета пилот, глядя на экран прибора, сможет двигаться прямо вдоль линии маршрута, проложенной по карте. Навигатор всегда подскажет правильный курс и поможет исправить любые отклонения.

Кроме того, руководствуясь не плановой, а фактической средней скоростью полета, прибор постоянно пересчитывает предполагаемое время прибытия в каждый из последующих поворотных пунктов. Эти данные пилот сможет сообщить диспетчеру, чтобы тот лучше представлял себе реальный график движения воздушного судна.

От винта!

Для нас, пассажиров, подготовка к взлету практически незаметна. Разумеется, здесь нет никакой регистрации багажа и личного досмотра. Пилоты приглашают нас на борт, и уже через несколько минут, запросив разрешение на взлет у диспетчера аэродрома, мы поднимаемся в воздух.

Вот и первый поворотный пункт. Пилот сообщает диспетчеру номер и тип самолета и получает команду занять высоту 200 м. Вместе со значением высоты диспетчер обязательно сообщает давление. Высотомер самолета определяет высоту именно по атмосферному давлению, и погода способна значительно влиять на показания прибора. Поэтому точно откалибровать прибор можно, только зная давление в данном конкретном районе. Каждый диспетчер обязательно сообщает пилоту давление в своей зоне, и эта цифра всегда идет в комплекте с высотой.

По голосу диспетчера сразу понятно, сколь часто он принимает гостей. Вот мы подходим к Шереметьево, и бодрый, улыбающийся мужской голос бегло сообщает аэрологическую информацию и желает нам счастливого пути. Сюда со всех концов света слетаются суда коммерческой авиации, да и любительских аэродромов в ближнем Подмосковье немало. Так что и диспетчерам не привыкать помогать пилотам избегать неприятных случайных встреч в воздухе.

В хриплом пожилом голосе на подлете к Переславлю-Залесскому проскакивает едва заметная нотка волнения. Облетев пару раз живописный монастырь ради эффектного фотоснимка, мы приблизились к выходу из зоны с небольшим опозданием. Диспетчер просит сообщить наше точное местонахождение и направление дальнейшего движения. Пилот сообщает ему расчетное время выхода по GPS и встает на курс.

«Осторожно, в зоне работают аэро-статы», — предупреждает женский голос в наушниках в районе Ярославля. Летательные аппараты, находящиеся поблизости, представляют собой серьезную опасность. Есть поговорка, что водитель автомобиля должен постоянно крутить головой на 360 градусов. Следуя этой логике, пилот в трехмерном небе должен чуть ли не кувыркаться, чтобы заметить все, что происходит вокруг, под крылом и над головой. Причем зачастую чем ближе посторонний объект, тем труднее его заметить. Поэтому единственный верный способ избежать столкновения в воздухе — беспрекословно слушаться диспетчера и занимать заданную высоту.

Спустя два часа после взлета, рассмотрев с воздуха достопримечательности четырех городов, мы подходим к аэродрому близ Костромы, где нас ждет цистерна 95-го бензина. В этих краях частные пилоты пока редкие гости, и диспетчер старается особо тщательно следить за ситуацией. Пока легкие самолеты не начнут бороздить небо, словно легковушки в городе, любительская авиация будет ассоциироваться с исключительностью, мужественностью, профессионализмом и в некотором смысле даже героизмом. Глубокое взаимное уважение просматривается в скупых фразах «без протокола», которые пилоты и диспетчеры позволяют себе в радиообмене. «Красивый город у вас», — говорит в микрофон Николай Хвостов, и получает в ответ непременное пожелание всего доброго.

Аэроклуб «Джонатан Ливингстон»

www.aerochayka.ru

ООО «Технологии полета»

www.tehpolet.ru

Статья опубликована в журнале «Популярная механика» (№9, Сентябрь 2011).