Подтверждено обнаружение в метеорите «строительных кирпичиков» ДНК. Этот факт существенно поддерживает гипотезу, согласно которой первые компоненты будущей жизни могли появиться в далеком космосе, а затем были занесены на Землю с падающими кометами и метеоритами.
Жизнь извне: Кирпичи из космоса

«Отдельные компоненты ДНК выделяются из метеоритов еще с 1960-х годов, однако до сих пор не существовало строго доказанных свидетельств тому, что они не являются загрязнением, — комментирует Майкл Кэллахан (Michael Callahan), — Теперь же мы имеем сразу три независимых доказательства тому, что они имеют космическое происхождение».

Действительно, сегодня появляются все новые данные о том, что химические процессы, протекающие «на борту» комет и астероидов, способны приводить к синтезу простых биомолекул. Вспомним хотя бы обнаружение целого ряда органических соединений в кометах Tempel 1 и Wild 2 (читайте: «Жизнь из космоса»). В составе некоторых метеоритов найдены даже отдельные аминокислоты. А в новой работе Кэллахан и его коллеги проанализировали состав 12-ти метеоритов (девять из которых были обнаружены в снегах и льду Антарктиды). Экстрагировав содержимое образцов с помощью муравьиной кислоты, они пропустили получившийся раствор через хроматографическую колонку, разделив его на компоненты, а затем с помощью масс-спектрометра идентифицировали состав.

К немалому удивлению ученых, раствор определенно содержал аденин и гуанин — два из пяти азотистых оснований, составляющих молекулы нуклеиновых кислот, ДНК и РНК. Помимо них, обнаружились и их производные, ксантин и гипоксантин, участвующие в различных метаболических процессах живых организмов. В двух образцах показано наличие — правда, в следовых количествах — и других веществ, связанных с превращениями азотистых оснований: пурина, 2,6-диаминопурина и 6,8-диаминопурина. Что важно, два последних соединения в биологии практически не встречаются, если не считать одного-единственного случая использования 2,6-диаминопурина вирусом S-2L.

Главное — ученые практически исключили вероятность того, что эти молекулы являются загрязнениями, попавшими в образцы при падении на Землю, во время пребывания на ней или в ходе исследовательских манипуляций. Это вытекает уже из самого состава обнаруженных веществ. Если б они были занесены с Земли, среди них не встречались бы аналоги азотистых оснований, не встречающиеся в природе. И наоборот, если астероиды служат естественными «химическими фабриками», где идет неорганическое превращение азотистых оснований, их присутствие кажется совершенно естественным.

Теперь вспомним, что Кэллахан упоминал сразу о трех свидетельствах неземного происхождения найденных веществ. В самом деле, его команда проработала этот вопрос со всей тщательностью. Так, ученые проанализировали 8-килограммовый образец льда из Антарктиды, где, как мы знаем, были найдены большинство охваченных исследованием метеоритов. Для работы использовались ровно те же методы, что и для метеоритов, но результат оказался совершенно иным. Содержание ксантина и гипоксантина во льду на три порядка меньше, а прочих аналогов азотистых оснований не найдено вообще. Дополнительно тем же образом был проанализирован и состав почвы, забранной в Австралии, в районе обнаружения одного из исследованных метеоритов. Результат был ожидаем: в нем не найдено вообще ни единого «небиологического» аналога азотистых оснований.

Третье свидетельство получено учеными в ходе попыток в собственной лаборатории повторить возможные превращения азотистых оснований «на борту» метеорита. В ходе опытов они пришли к сходному набору оснований и их аналогов, начав с простейшей смеси синильной кислоты, аммиака и воды — веществ, широко встречающихся в космосе. Таким образом, можно отбросить последние сомнения: «кирпичики» жизни вполне могут образоваться и в условиях, далеких от нашей комфортной планеты. Например, на углистых хондритах, таких, какими были метеориты, исследованные Кэллаханом и его группой.

По пресс-релизу NASA