Постоянное использование поисковых систем влияет на запоминание информации мозгом.
В поиске мозга: Внешняя память

«С ростом популярности поисковых систем меняется работа нашей памяти, — утверждает американская психолог Бетси Спарроу (Betsy Sparrow), — Мозг привык полагаться на Интернет примерно так, как мы привыкаем полагаться на память друга, родственника или коллеги. Мы помним меньше самой информации, но больше — того, где эту информацию можно найти».

Проведенное Спарроу исследование показывает, что мы легко забываем вещи, если уверены в том, что их можно найти в Интернете, и наоборот, лучше запоминаем ту информацию, которая вряд ли будет доступна онлайн. По ее словам, Интернет стал основной формой «трансактивной памяти», коллективной системы хранения информации с индивидуальным доступом, которая характеризуется тем, что мы лучше представляем то, как получить к ней доступ, нежели то, чем она заполнена.

Работа Спарроу и ее коллег состояла из четырех экспериментов. Первый представлял собой модифицированную версию теста Струпа — он наверняка известен и вам. В классическом виде он демонстрирует сложности в именовании цвета, если этим цветом написано название другого цвета.

Итак, группе добровольцев предлагалось ответить на набор достаточно сложных вопросов общего характера, причем для ответа на одни явно можно было бы обратиться к Интернету, тогда как информация о других вопросах там явно не находилась. Действительно, в первом случае люди демонстрировали большие затруднения с поиском ответа, нежели во втором — они словно на некоторое время «зависали», мысленно мучаясь из-за недоступности поисковых систем, которые позволили бы быстро и легко найти верный вариант.

Второй эксперимент предлагал добровольцам не вопросы, а набор утверждений, которые нужно было просто прочесть. При этом одной группе говорилось, что они будут иметь возможность в будущем снова заглянуть в список, а другой — что этой возможности у них не будет. Затем у тех и у других проверяли, насколько хорошо они запомнили прочитанные утверждения. И конечно, первая группа сохранила эту информацию намного хуже второй.

В ходе третьего эксперимента проверялось запоминание не только самой информации, но и способов доступа к ней. И снова добровольцам давали для прочтения набор утверждений, причем говорилось, что одни из них в будущем будут сохранены, другие останутся сохранены в определенном месте и определенным образом, трети сохранены не будут. И снова наилучшее запоминание демонстрировалось для тех утверждений, информация о которых потенциально могла быть уничтожена.

Наконец, четвертый эксперимент состоял в том, что добровольцы печатали на компьютере набор утверждений, которые сохранялись, распределяясь по пяти папкам. Впоследствии обнаружилось, что люди лучше запомнили, в какой из папок можно найти утверждение, нежели точную его суть.

Впрочем, не стоит видеть в происходящем одну лишь негативную сторону. Напротив, расширение возможностей и доступности коллективной «трансактивной» памяти означает, что мы, наконец, можем меньше сосредотачиваться на запоминании конкретных фактов — зато тратить больше усилий на понимание сути, отношений и механизмов, которые этими фактами управляют.

О другом — довольно неожиданном — эффекте, который оказывает на нашу жизнь доступность информации, читайте в заметке «Парадоксальные пробки».

По пресс-релизу Columbia University