14 июля 1789 г. толпы парижан штурмом взяли Бастилию. 211 лет спустя в этот же день на Солнце зарегистрирована впечатляющая вспышка, которая и уже более 10-ти лет озадачивает ученых. Она даже получила собственное имя — разумеется, в честь взятия Бастилии.

Солнечная атмосфера: плазма, раскаленная до миллиона градусов, закручивается вдоль линии магнитного поля. День взятия Бастилии, 2000 г.
«Бастильская буря», снятая телескопом EIT, пока он еще был в силах вести наблюдения

«Это событие стало для своего времени одним из самых подробно изученных, — вспоминает гелиофизик Филипп Чамберлин (Phillip Chamberlin), говоря, конечно, не о штурме Бастилии, а о солнечной буре, — И оно определило многие детали последующих миссий по изучению Солнца, включая и работу зонда SDO».

По величине достигнутого ей пика рентгеновского излучения «Бастильская буря» была классифицирована, как солнечная вспышка класса Х5. Это самые мощные из вспышек, хотя, конечно, наблюдались события и более мощные, нежели Х5 — скажем, в октябре 2003 г. зафиксирована вспышка Х17. Однако «Бастильская буря» 2000 г. стала самым масштабным событием с 1989 г.

Солнечные вспышки возникают в местах «противоборства» солнечных пятен различной полярности: переплетаясь друг с другом, силовые линии магнитного поля рекомбинируют, выбрасывая огромные количества энергии в виде тепла и излучения. Процесс охватывает все слои солнечной атмосферы и достигает короны, сопровождается мощными выбросами заряженных частиц, которые устремляются в космос. Часть из них может отправиться прямиком в сторону Земли, окатывая ее невидимым дождем, приводя к появлению впечатляющих полярных сияний и, что хуже, вызывая сбои в работающей на орбите электронике.

Благодаря всесторонним наблюдениям в 2000 г. «Бастильская буря» стала отличным полигоном для изучения процессов, связанных с возникновением солнечных вспышек, их развитием и последствиями. Замечательно, что данные наблюдений хорошо согласовались с имеющимися теоретическими моделями.

Правда, некоторые из инструментов — например, находящийся на борту зонда SOHO УФ-телескоп EIT — сами оказались под ударом и не смогли провести необходимые исследования. По воспоминаниям работавших с EIT ученых, все это напоминало попытки управлять быстро несущимся автомобилем в очень плотный снегопад. Но и это стало для специалистов хорошим уроком на будущее, и теперь подобные аппараты разрабатываются с учетом необходимости выдержать подобную атаку.

И теперь, когда Солнце вышла из минимума своего 11-летнего цикла активности и приближается к максимуму, который ожидается в 2013 г., ученые снова ждут чего-то подобного «Бастильской буре». «Что до шансов снова увидеть вспышку класса Х5 — думаю, в ближайшие годы они довольно велики, хотя никто не может предсказать это с точностью, — говорит Филипп Чамберлин». В этом и состоит одна из самых насущных задач физики Солнца: научиться предсказывать солнечные вспышки, которые пока что снова и снова оказываются большим сюрпризом даже для ученых.

О проблемах «солнечной метеорологии» читайте в заметке «…В Москве +23, в Самаре +17, на Солнце +6000, бури».

По публикации Space.Com